Инин Владимир. Распределенные исследования

Инин Владимир. Распределенные исследования

Недавно в средствах массовой информации появились сообщения следующего характера.

В связи с нововведениями многие государственные институты, университеты, другие учебные заведения  — стали частными. Другими словами: «для оптимизации» они больше не получают государственного финансирования. Для обычных преподавателей эти юридические тонкости мало что изменили – сотрудники приходят на работу, читают лекции, получают зарплату. Изменились студенты. Теперь большинство из них поступают в учебные заведения на платной основе, «за свой счет». И в ряде случаев они недовольны программами обучения, за которые они платят. Некоторым студентам хотелось бы ВЫБИРАТЬ предметы, которые они изучают, а не слушать ВЕСЬ курс лекций. Некоторым не нравятся преподаватели, которые с ними работают (считайте это «личной неприязнью»). А некоторым просто нужен был диплом престижного заведения (чтобы занять давно приготовленную должность), а учиться, вообще-то, не входило в их планы. Но это только одна сторона вопроса.

С другой стороны — университеты практически перестали заниматься «не основной деятельностью», то есть проводить исследования, заниматься наукой. Прямо скажем: научная деятельность в существенной мере сократилась. Поступающие средства в первую очередь идут на содержание помещений, выплату зарплат. Чтобы сократить издержки – вместо полного курса можно читать и его короткую версию, что займет меньше часов. Факультативные занятия лучше закрыть вовсе. Это совершенно не повлияет на диплом. Качество образования будет, конечно, «не совсем то», не на прежнем уровне. Но кто его будет проверять? Ничего страшного, если некоторые студенты не будут соответствовать своей квалификации. Доучатся потом, как говорится, по месту работы. Из-за недобора студентов некоторые помещения стали пустовать. Это даже к лучшему – их можно сдавать в аренду для проведения каких-нибудь собраний. Каких? Допустим, корпоративных. Всё-таки помещения находятся в центре города. Была бы возможность – можно было бы продать весь первый этаж под офисы, магазины, может быть, кафе. Жаль, архитектор города не дает такого разрешения. Словом, для эффективного менеджера работы — непочатый край.

А как же наука?- спросите Вы. Никак. За чей счет исследования должны проводиться? За счет тех, кому это нужно. Если организации, корпорации, другому объединению нужны специалисты, то пусть она и выделяет средства для их обучения. К сожалению, так оно и происходит. Средства выделяются, обучение проводится. Только чему их там учат и кто – один Аллах ведает.

Глядя на современный мировой опыт можно сказать: система образования изменилась. Население планеты оказалось «подключено» к огромным базам данных информации, к многочисленным библиотекам. Которые, кроме того, постоянно пополняются новой информацией, новым контентом. Если всего лишь 15 лет назад это была в основном текстовая информация (книги, статьи, письма), то на сегодняшний день мы имеем дело с тем, что можно назвать «потоковое видео». То есть реальный поток видео-информации. В прикладном плане появилось небывалое количество обучающих видеороликов. И одинарных, и связанных тематически. Целые программы дистанционного обучения.

Если раньше для обучения нужно было «ходить в школу», теперь, строго говоря, можно в Скайп открыть видеоконференцию, подключить к ней одновременно всех учеников и работать с ними, не выходя из дома. Удивительно, что в наших учебных заведениях такая методика преподавания мало практикуется. Здесь очень много положительного. Хотя бы, в первую очередь, безопасность учеников, которые не скапливаются в одном месте, не ходят по населенному пункту там, где им не следовало быть. Ученик кушает дома, где питание более привычное и полноценное. Он не может заразить других инфекционными заболеваниями. Разве только своими «тараканами в голове» в свободное время.

В этом году в СМИ также появилась информация о работе в России так называемых военных «научных рот». Другими словами: министерство обороны обучает для своих нужд специалистов разных направлений. Прежде чем более подробно остановиться на этом аспекте, приведем некоторые примеры из мирового опыта.

В начале 2000-х годов состоялся большой исследовательский проект Геном Человека. Требовалось провести невероятное количество лабораторных операций. Биологи, чтобы ускорить процесс, решили заменить реальные опыты их компьютерной моделью. Была написана программа Искусственная Бактериальная Хромосома. Геном разбили на небольшие участки (по 150 тысяч пар нуклеотидов). Каждый участок являлся входными данными для программы, которая на выходе выдавала всю цепочку ДНК, основанную на этом участке. Проблема состояла в количестве запусков программы. Требовались сумасшедшие ресурсы для обработки колоссального массива данных.

В то время самые современные компьютеры оснащались процессором Pentium-2 с тактовой частотой 233 мегагерц. Сегодня тактовая частота процессоров в десять раз выше. Но приходилось довольствоваться тем, что есть. Было предложено создать сайт в Интернет, на котором любой желающий мог бы поучаствовать в проекте: скачать программу хромосомы, загрузить очередную порцию данных, а затем прислать результаты ее работы. То есть был применен метод «распределенных исследований». Когда к проекту подключились сотни тысяч простаивающих компьютеров со свободным машинным временем,- дело сдвинулось с мертвой точки. Большая часть работ была закончена в конце 2003-его года.

Следует сказать, что многие научные центры мало используют этот метод – распределенных работ. Задачу всегда можно разделить на множество мелких простых операций. В качестве примера: чтобы найти секрет лампы накаливания проводились сотни простых опытов. На самом деле фундаментальные научные работы являются именно такими. Чтобы исследовать достаточно широкий спектр параметров, проводятся тысячи однотипных опытов для наработки практического материала. Например, построение графиков зависимостей для новых полупроводниковых компонентов, высадка в чашки Петри микробиологических образцов, селекционные работы в сельском хозяйстве, фотографии звездного неба и тому подобное. Разумеется, если такими работами заниматься в одиночку, результатов можно ждать годами, десятилетиями. Именно поэтому масштабные работы так ценны.

Возвращаясь к теме научных рот, их применимость в науке очень интересна с точки зрения дисциплины и большого количества людских ресурсов. Но, как сказал мой научный руководитель, результат не всегда соответствует затраченным усилиям.

Однажды спросили одного ученого, как ему в одиночку удалось достичь столь впечатляющих результатов. — Очень просто,- ответил он. – Всем было общеизвестно, что такое(!) сделать невозможно. Но я, к сожалению, не знал об этом. Если бы знал – нипочем не взялся за столь безнадежное дело!

<31.12.2016>

Добавить комментарий