Кущенко А. И. Моя жизнь. 7 ч.

Кущенко А. И.

Часть 1

Часть 2
Часть 3
Часть 4
Часть 5
Часть 6 Часть 7 [ads1]

К 1970 году к/х им. Тимирязева был средним в районе, т.е. выполнял все планы, получал хорошие урожаи (если учитывать кадастр почв) с/х культур только за счет высокой организации труда (правильные сроки сева, уход и т.д., сроки уборки и качество проведенных работ). Государство не стояло в стороне, регулируя цены на с/х продукты. Выгодно было сеять все культуры, особенно сахарную свеклу и  кориандр (кинзу).  Поднята была материальная заинтересованность на свекле (ее в колхозе было 900 га).

Анатолий Иванович во втором ряду второй слева

Вступил в силу закона о пенсиях сельского населения в 1967 году (а пенсия была, стыдно сказать, от 9-30 руб.). До этого года колхозник не имел паспорта, не получал пенсию и т.д., т.е. был «крепостным». Сократилось число свекловичниц (было 450 человек, а стало 150 человек). Вот и дали 900 га на 150 человек. Это по 6 га на человека, что привело к снижению урожая.

Раньше получали до 35 тонн с гектара свеклы, а стали получать по 11-15 тонн. Площадь посевов сокращать было запрещено, вплоть до увольнения. Три года пришлось доказывать, что увеличение нагрузки на свекловичницу после 2,5-3 га резко сокращало урожай. Пришлось делить площадь под свеклой на всех трудоспособных женщин и мужчин (доярок, скотников, трактористов, всей администрацией и т.д.). Свекловичницам осталась по 3 гектара, остальным, начиная с председателя, по 2 гектара. Работать было трудно. Разборка и прополка свеклы проводилась вручную. Ползали на коленях. Особенно трудно было мужчинам разбирать свеклу, т.е. «раком» ползли 22 километра на гектар.

В 1970 году за мной было закреплено 2 гектара свеклы. Я получил 400 кг сахара, большую денежную премию от государства. А трактористы, которые  пололи, разбирали, и обрабатывали сахарную  свеклу, получили  от 800 кг до 1,2 тонны сахара и хорошую дополнительную оплату. Хорошую доплату получили все работающие на свекле. Колхоз продавал государству в среднем ежегодно от 12 до 18 тыс. тонн сахарной свеклы. Вырабатывалось с нашей свеклы (самый малый выход сахара 10%, биологический выход 24%, а технологический 15%) по 1000-1800 тонн чистого сахара. 10%-15% сахара получил колхоз бесплатно, и по затраченному труду распределен среди колхозников.  Свекла стала для колхоза очень выгодной с/х культурой.

[ads2]

Сверхвыгодной культурой был кориандр. У колхоза план посева составлял 300 га. Мы сеяли 400-500 га. Один кг кориандра (кинзы) стоил около 4 руб, а если еще первой репродукцией до 5-7 руб, а пшеница стоила всего за 100 кг 7-8 руб. Урожай кориандра, при благоприятных условиях, давал  до 5-6 центнеров с гектара.

Гости

До специализации колхоза на овцеводстве в 1971 году сеяли кориандр широкорядным способом свекловичными сеялками (по 45 см между рядами), а когда появились овцы начали сеять кориандр — сплошным способом зерновыми  сеялками. Раньше кориандр засорялся травой и давал низкий урожай. Многих женщин нельзя было посылать на прополку лишь потому, что они после нее  заболевали аллергией (пухли ноги и лицо).  

Однажды прибыл в колхоз самолет ПО-2  (АН-2) и два пилота на нем. Фамилию не запомнил, а имя командира Николай. Он мне говорит: «Найди, что-нибудь выпить, а завтра приезжай с сыном на колхозный аэродром». Это было в начале июня. Я так и сделал. Всю ночь они пили, а когда я в пять часов приехал, пилот уже был готов к полету. Второй пилот был пьян и не явился. Мы забрались в кабину самолета. Я сел в кресло второго пилота, а сын между нами. Николай поднял самолет, а потом говорит:  «Давай сам лети». И мне пришлось лететь по полям колхоза. 

Оказалось сверху видно все: огрехи посевов, дороги и т.д. Самое главное — пастухи частного скота сами спали на окраине поля, а скот (200 голов) бродил, уничтожая озимую пшеницу. А неподалеку такая же картина с колхозными овцами. Чабаны спали, а овцы разбрелись по посевам кориандра. При посадке самолета я передал управление Николаю. Сына отвез домой, а  сам с шофером поехал к пастухам. Они как спали, так и спят. Разбудил, дал взбучку. Приехали к чабанам, тоже самое. Разбудили их и начал ругать. А они мне говорят: «Посмотрите, как овцы пропалывают кориандр».

Действительно я начал наблюдать за овцами, что они едят.  Оказывается, они съедают весь сорняк (осот, сурепку, пырей и т.д.), но не трогают кориандр (от него они «фырчат»). И с этих пор ручной труд прополки был заменен овцами, а их в колхозе уже было 12 тысяч (12 отар по тысяче голов). Сына спросил: «Как самолет?» Он ответил: «Лучше чем на Волге кататься».  

1970 год для коммунистов был особенным – 100-лет со дня рождения В.И. Ленина. Поэтому в районе был проведен торжественно Партийно-Хозяйственный Актив, посвященный круглой дате.  

В районе награждали передовиков и ветеранов коммунистов медалью. «За доблестный труд» в честь юбилея Ленина. Всех награждают (хотя я сам проводил с секретарем Парткома Елисеевым И.П. расширенное партийное собрание в колхозе, на котором мне было поручено наградить лучших колхозников, в том числе и моего отца  Ивана Ивановича Кущенко. А двоих председателей меня и Седых В. Н. из колхоза «Первое мая» село Коншино не наградили. Видимо кто-то забыл. Всех председателей и директоров совхозов наградили, а нас нет.

Мы с Василием Антоновичем зашли к ПредРИКу Ивану Петровичу и говорим: «А нас забыли! Почему? Ведь мы проработали почти по десять лет!» А он отвечает: «А что Вас не наградили? Тогда давайте я Вас награжу, и вам торжественно вручат награду». Спасибо за это Василию Антоновичу он настоял: пошли, говорит «к  ПредРИКу». Благодаря ему, я пользуюсь какой-то льготой и в настоящее время (2006 г.) 

Кущенко А. И.
Кущенко А. И.

К 1975 году в колхозе было построено все для производственной, культурно-образовательной и медицинской деятельности. Образовалась центральная колхозная усадьба – Правление колхоза (двухэтажное здание, где размещались Сельский совет, медицинский пункт и почта). А так же хорошее здание было отдано под АТС.  Были построены гаражи, ремонтные мастерские, пожарное депо, двор для стоянки с/х техники (за которую получили премию «Москвич»), механизированный зерноток со складами и амбарами, плотницкая мастерская с пилорамой, заправка с колонками, три глубинные скважины с двумя водонапорными башнями (Рожновского). 

К старой школе была пристроена вторая, двухэтажное здание, отапливаемое котельной на угле. Во всех бригадах построены клубы, в том числе и центральный большой клуб. Построен овцекомплекс на 12 тысяч овцематок. Это 10 овчарен — 100 м на 18 м, по 1200 голов каждая. В Копцево (бригада 3) построен механизированный коровник на  200 голов коров. Построена асфальтная  автодорога в 8км Сапрыкино-Прокудино. Мост через речку Дубянка. Пруд на 40 гектаров с водным сбросом, где на глубине под бетоном заложена бутылка водки (1970 г.)  

В 1975 году к тридцатилетию победы был воздвигнут памятник погибшим в Великой Отечественной войне с барельефом Героя Советского Союза Жулова, уроженца села Дубянка. Семья его была репрессирована в 1930 году и после оказалась в г. Грозном (Чечня). Мы нашли его семью. Была жива еще его мать, которая присутствовала с детьми на открытии памятника. Колхоз сделал все, чтобы семья была довольна, покидая Родину предков. Съемку открытия памятника вел киномеханик Дмитрий Елисеев (Карпак). Хотелось бы увидеть эти уникальные кадры.

Оказана помощь нуждающимся колхозникам в приобретении стройматериалов (шифер, кирпич и т.д.). Уже в 1973 году не было домов, покрытых соломой. Только  в селе Дурнево две старенькие бабушки отказались от перекрытия своих домов шифером, сказав, что будут доживать свой век, как жили предки. 

Уже в 1973 году из колхоза (центральной усадьбы) можно было уехать в любую погоду т.к. один раз в день начали ходить автобусы из г. Губкина и г. Старого Оскола.  

В 1975 году, в саду посаженном в честь 100-летия В. И. Ленина, нарезались усадьбы. Колхоз строил жилье (финские домики),  вселяя молодые семьи. Тогда построено было уже 15 таких домов. 

Намечалось в перспективе построить столовую центральную с котельной (на угле), к которой должны были подключиться здание правления, клуб, и др. объекты. Ставился вопрос о построении школы с интернатом за памятником погибшим, расположенным около механо — транспортной мастерской (гаража) ближе к Деминскому лесу. 

Запомнился 1973 год. Тогда вырастить хороший урожай позволила погода. Дожди шли как надо растениям (как говорят, по графику). Они не прекращались и на кануне уборки. Весь хлеб и зерновые уже были готовы к уборке, но все было повалено сплошным «ковром» на земле. 

Благодаря нашим комбайнерам Долженкову Е.Д., Бредихину М.Д., Яковлеву Е.М. и Яковлевой Валентине, Колесникову Н.И. и др. которые, решили вырезать часть хедера комбайна и поставить задние колеса с автомашины ГАЗ-52. Сначала с полей были собраны валки, а потом в солнечные дни зерно было перемолочено и засыпано в овчарни, и там   досушивалось. Колхоз что убрал зерно-сохранили. А все колхозы района  зерно погноили и оно проросло на  корню.  

Весь уборочный период всех культур шел дождь. Пришлось подсолнечник убирать зимой по снегу. Колхоз убрал и должен остался государству (если память мне не изменяет) что-то около 4,5 руб, хотя площадь посева была 300 га. Сахарную свеклу бригады приступили убирать 17 августа, хотя Чаплыженский свеклопункт не принимал сахарную свеклу, по указанию РК КПСС Губкинского района. Говорили, пусть еще подрастет до 5  сентября наберется сахару.

До 5 сентября стояла хорошая погода, и мы успели убрать 25% площадей. За эту раннюю уборку и получил выговор РК КПСС «за самовольничество». С 5 сентября погода испортилась, сначала наступили заморозки до минус 5 градусов, потом пошли обложные дожди.

Комбайны были не совершенные (СКГ-3 свекловичный комбайн,  г-образные, трехнитковый). Я лично не давал останавливаться, если была хоть какая-то возможность работать. Их было 9 шт. по 3 в каждой бригаде. Они 50% свеклы подкапали и сложили мне в маленькие кучи. Всегда был фронт работ (врачам, медсестрам, рабочим, нашим свекловичницам всем работающим на свекле).  

На поле — холодина. Медсестры, врачи были легко одеты — замерзали. Им возили чай, чтобы люди отогревались. Мы днем работали с людьми, а вечером ехали на бюро в район (30 км-в Губкин, почти каждый день). Предлагали Обкому прекратить уборку свеклы т.к. гибнет в когортах на свеклопунктах и на заводах. Нет, убирать будем. Для наблюдения в небе барражировал вертолет.  

Однажды вечером на бюро РК КПСС первый секретарь Обкома Трунов М. П. спрашивает меня: «Вы где сегодня работали, на свекле?» Я ему ответил, где был. Но с замечанием, что вертолет летал не над нашей свеклой, а соседнего колхоза. Он со злостью говорит мне: «Завтра в 10 часов будь на том месте». Потом он извинился.  

Уборка длилась до февраля 1974 года. И свекла почти вся погибла. Кривецкий завод Курской области строили бельгийцы, и он принимал свеклу с ботвой. Бельгийцы  еще работали три года после запуска. Громадные силоса засыпались качественным сахарным-песком. В сезон уборки сахарной свеклы 1973 год бельгийцы уехали. И вот начали принимать подмороженную свеклу, и сахар в силосах «потек» и превратился в громадную глыбу. Все сделали «по-русски» и силос потом взрывали.  

Мы узнаем, что наше обкомовское начальство, особенно первый секретарь должен получить звезду Героя Социалистического Труда. Он прибыл в Москву, а ему Л. И. Брежнев говорит: «Поезжай-ка Михаил и убери сахарную свеклу». И вот убирали до февраля. Многие председатели и директора были сняты с работы, в том числе и надо мной была угроза. 

1973 год был годом проверки руководителей всех хозяйств Белгородской области. Работа в сложных климатических условиях. Слышал, что был выдвинут на какую-то награду, но так же как и Трунов М.П. не получил. Хотя урожай всех с/х культур был самый высокий в районе, и были убраны и сохранены почти все культуры. Но кто-то эту инициативу заблокировал.  

Прошли для меня в Белгородской области лучшие годы жизни. Постоянно старался сделать для людей колхоза хорошее, и сейчас в 2007 году не могу не вспомнить замечательных людей, с которыми я работал около двадцати лет. Люди эти работали, мечтали о хорошей жизни, и все делали для приближения этой жизни. Верили в Коммунизм, который нам внушался. Как нас всех оболванивали…

Имея высшее образование, я в 1968 году думал: как бедно живут в селах нашей страны (СССР) и как же живут в США фермеры и рабочие? Бедней нас! Оказалось, что это чушь, когда купил книгу на базаре в Старом Осколе Смелякова «Деловая Америка» (из-под полы) и прочитал.

Коммунизм был построен до первого секретаря Обкома и его окружения. Он пробивался до райкома (первого секретаря). Но его быстро устраняли, ибо было сразу заметно, как ведет себя 1-й секретарь райкома. Он был ближе к трудовому народу. 

Первым человеком, с которым мне пришлось работать в колхозе был мой заместитель Малахов Степан Фирсорович. Он занимался электрофикацией колхоза. Человек смертельно больной (сердце), закончил электрофикацию своего родного села Малахово и умер. Сколько нервов и здоровья было потрачено чтобы закончить начатое дело.

Богданов Андрей Семенович (помощник бригадира по сельхоз технике), Богданов Василий Тихонович (бригадир), Тетеров Иван Артамонович (бригадир), Бредихин Иван Семенович (бригадир), Бредихин Николай Михайлович (бригадир), Васютин Михаил Антонович (бригадир), Щербачев Василий Андреевич (помощник бригадира по с/х технике), Усачев Василий Егорович (автомеханик), Елисеев Павел Сергеевич, Рогозина Валентина Ивановна, директор школы Мирошников Василий Андреевич, учителя Захаров К. Д., Попкова М.А., Кулигины М.Д. и  Е.И., Сдержиков Н.И и М.Т., Монакова Е. И., столяра  Поликашин Федор и Анисякин Николай. 

Все они замечательные люди. Я в своей работе старался не оскорблять, не унижать их достоинства. Поэтому все они верили мне, и я их не обманывал и не подводил. Пообщавшись со мной, человек уходил от меня довольный, даже иногда не получая того, зачем пришел. Но если я обещал что-то, то обязательно выполнял. 

Благодаря добрым отношениям с руководителями предприятий и организаций Губкинского района, мне, как председателю колхоза,  было легко выполнить производственный объем главных работ для колхоза, такие как: вывозка зерна, свеклы и др. с/х работ, постройка зданий и сооружений. Я не имел дефицита ни в транспорте, ни в строительных материалах, т.к. колхозу всегда оказывали помощь.

В Москве

Соловьев Михаил Иванович начальник АТХ-14, Филатов Василий Иванович начальник АТХ Лебединского рудника, начальник ЖСК дорцеха — Шипановский, начальник ГДМ рудника Поддубный Н., директор Губкинского кирпичного завода. Кущенко Иван Егорович, заместитель директора Старо-Оскольского цементного завода Орехов (почти ежемесячно колхозники сметали двор цементного завода, вывозя для строительства 5-10 тонн бесплатного цемента благодаря ему). Цементный завод снимал фильтры с печей, чтобы выполнить план, а мы сметали выхлопы высокой марки цемента. Начальник Лебединского Промстрой-2 Туренко Иван Федорович, управляющий «Треста КМА-рудстрой Рубан, управляющий Скороднянской СХТ Симаненко М.И, и многие другие. Спасибо всем им.  

Кущенко (Сапрыкина) Татьяна Филипповна

Настал драматический для меня и моей семьи 1978 год. Я ушел из семьи. Продолжение домашней жизни было невозможно из-за двух случаев подсыпки тертого стекла в еду. Меня полгода Администрация района не могла исключить из колхоза из-за того, что я разошелся с женой и получил на бюро РК КПСС строгий выговор с занесением в учетную карточку (которую берегу). Колхозники не хотели собираться на собрание. Они говорили: «Пусть работает, это его личная жизнь». В конце-концов, я их уговорил.

Я своим поведением сам порушил бразды правления народом. Появились другие мнения. Как и до меня, председателя стали выбирать по родству (клановость) из местных кадров. Когда я руководил, у меня не было «любимчиков». Кадры подбирались по способности руководить тем или иным участком в колхозном производстве. Преданность выявлялась по труду, а не по родству, поэтому с 1979-2000г. сменилось четыре председателя колхоза.

Двадцать лет мне пришлось работать, а после меня за такой же период председатели менялись каждые 5 лет. Сапрыкин В. П., Зиновьев А. Н., Захаров, последнего городского не запомнил. Все местные продвигали своих. Материально обеспечивались, воровали. Меня удивил Захаров сын Ивана-Большевика. Кличка была эта распространенная. «Прихватизировал» председательский дом с садом, который был построен в период работы моей в колхозе.  

Начал искать работу в Белгородской области,  в  своем районе -Губкинском, по специальности агроном. Там отказали «нам запретили Вас принимать на работу». Потом снялся с партучета и места жительства и со студенческим чемоданом и сберкнижкой в 1360 рублей прибыл на Кавказ на свою родину, в родительский дом.

Прихожу в Моздокский РК КПСС, встретил Княжнина первого секретаря РК КПСС. Он мне говорит: «Ну что же казачек прибыл на свою родину. Может тебе помочь устроится на работу? Такие кадры нам нужны». Ответ мой: «Мне Соловьев Н. И. (председатель колхоза «40 лет Октября») пообещал определить на работу». А выговор с личным делом был уже в Моздокском РК КПСС «За аморальное поведение».  

Женился первый раз 1957. Развелся в 1958 году  по решению суда, «как непригодный к половой жизни». В 1979 году выговор «за аморальное поведение». Выросли у меня с Татьяной Филипповной двое детей. Они сами, без моей поддержки, вышли в люди. Хотя материальная помощь до 18 лет им шла через алименты — 33% от моего заработка. От алиментов я не бегал и не скрывался. Жизнь очень сложная штука. Было всем трудно. Сам больно переживал свою трагедию (полный износ на работе, кризис среднего возраста и неготовность к нему, начало кризиса страны ). 

Сын Виктор Анатольевич Кущенко
Нина Анатольевна Кущенко (Рыбалка)

Жизнь в станице Павлодольской на Кавказе, начал, по сути, с чистого листа как материально (бедно), так и морально. У моей новой спутницы — Валентины родилась от меня дочь Саша в 1978 году. В январе 1979 был принят в члены колхоза «40 лет Октября» на должность заведующего комплекса крупного рогатого скота на 1000 голов коров и 1300 голов молодняка. Оплата в 180 рублей в месяц.

ст. Павлодольская

Освоился быстро, принял все поголовье и имущество, прочитал большое количество нашей и зарубежной литературы по животноводству. Особенно по дойному стаду. Начал практическую работу по улучшению организации труда на комплексе. Приходил на работу раньше других, уходил позже. Все начало постепенно восстанавливаться. Мне было только 46 лет. 

[ads3]
2000-е

Сейчас в Моздокском районе все должности заняты осетинами. Редко встречаются русские, кумыки, армяне, кабардинцы и другие национальности. Сейчас (2004 г.) назревает опять конфликт между Южной Осетией и грузинами. Обратно могут появиться беженцы, и их будут расселять в Моздокском районе, как было в 1992 году. Русским необходимо в будущем быть вместе с осетинами. Этот народ по вере и духу самый близкий к русским. Но и руководству Алании в данный момент по кадрам должно быть более справедливым. И по поводу переселения осетин в Моздокский район – надо быть осторожным. Может получиться перегиб. Может все взорваться.

дочь Александра
2006

Часть 1

Часть 2
Часть 3
Часть 4
Часть 5
Часть 6
Часть 7

Добавить комментарий