Костомаров Николай Иванович (1817-1885), Юрасовка — Санкт-Петербург

Костомаров Николай Иванович

1. Кто такой Костомаров Николай Иванович

Костомаров Николай Иванович — это русский историк, который одним из первых заинтересовался историей «малорусской» народности, после чего занялся подробным ее изучением и описанием. Как исследователь прошлого, Костомаров обратил свое внимание на историю простого народа (великороссов и малороссов), его быта, традиций, песенного творчества. Будучи уверенным в том, что малорусы — это составная часть великорусского народа, Костомаров ратовал за идею панславянизма и федеративного устройства общего славянского государственного объединения по типу США. Благодаря Николаю Ивановичу, в исторической науке наметилось создание и развитие краеведения.

«…отчего это во всех историях толкуют о выдающихся государственных деятелях, иногда о законах и учреждениях, но как будто пренебрегают жизнью народной массы? Бедный мужик-земледелец-труженик как будто не существует для истории; отчего история не говорит нам ничего о его быте, о его духовной жизни, о его чувствованиях, способе его радостей и печалей
Костомаров Н. И. «Автобиография»

Далее, Костомаров — публицист, его перу принадлежат ряд опубликованных исторических работ. Николай Иванович известен также как педагог. В своей преподавательской деятельность он прославился как превосходный лектор. Его лекции по истории пользовались неизменной популярностью у студентов. Отметился Костомаров также в этнографии и литературе.

2. Происхождение

Николай Костомаров
Николай Костомаров

Костомаров Иван Николаевич родился 4 мая 1817 году в слободе Юрасовка Острогожского уезда Воронежской губернии.

Происхождение Костомарова интересно тем, что рожден он крепостной крестьянкой (Мельникова Татьяна Петровна), меж тем как отцом его был помещик Иван Петрович Костомаров. Для своего времени последний отличался своеобразными, передовыми взглядами на сложившиеся общественные устои. А потому в жены он предпочел взять не ровню себе, а девушку из простого народа. На тот момент Татьяне Петровне было приблизительно 10-11 лет.
Хозяин отправил девочку в московский частный пансион, дабы та могла обучиться манерам и получить некоторые знания, положенные барышням того времени. Однако в 1812 году образование пришлось прервать из-за наступления Наполеона.

Когда Татьяне исполнилось 17 лет, родители Костомарова обвенчались, однако сына Иван Петрович усыновить не успел. Он погиб от рук своих же крепостных, когда мальчику было 11 лет. Так, Николай, оставаясь крепостным своего покойного отца, перешел по наследству его ближайшим родственникам. Когда же все юридические вопросы были решены, Николай вместе с матерью поселились в выделенном им доме на краю села.

3. Образование

Костомаров Николай
Н. Костомаров, художник Н. Ге.

Первый опыт вне домашнего образования Костомаров получил в московском пансионе, блестяще там себя зарекомендовав по всем дисциплинам за исключением танцев. Далее последовало обучение в Воронеже: сначала пансион, затем гимназия. Однако уровень образования здесь было несравнимо ниже, чем в московском пансионе. Тем не менее, курс обучения Костомаров завершил, после чего, изрядно подготовившись где-то самостоятельно, где-то с помощью репетитора, он поступил в Харьковский университет на историко-филологический факультет.

В самом начале обучения в университете Николай Иванович, как человек любознательный и увлекающийся, не мог для себя определиться, что же ему действительно интересно. Область интересов его была широка: так, например, изучение французского языка скоро сменилось на изучение древних языков, далее итальянский язык привлек внимание, а следом он стал пытаться писать стихи и т.д. Постепенно появилась некая упорядоченность в обретении знаний, и Костомаров сконцентрировался на углубленном изучении истории.

В 1837 году Костомаров получил степень кандидата, после чего решил испытать себя в военном деле. Он поступил на службу в Кинбурнский драгунский полк, который на тот момент находился в Острогожске. Однако военные учения и вообще образ жизни военных скоро наскучили молодому ученому, и тогда он нашел интерес в исследовании архивных документов уездного суда, в котором сохранились старые дела казачьего полка, находившегося здесь еще со времен основания города. Вскоре оставив службу, Николай Иванович погрузился в изучение архива, и результатом стала исследовательская работа по описанию Острогожского слободского полка.

В 1837 году Костомаров получил степень кандидата, а в 1840 году сдал экзамен на степень магистра.
В 1842 году Костомаров подготовил диссертацию «О значении унии в западной России». Однако работа эта не понравилась архиепископу Харьковскому Иннокентию, и с его подачи была запрещена и приговорена к изъятию и дальнейшему сожжению.
Через год Костомаров предоставил новую диссертацию «Об историческом значении русской народной поэзии».

4. Панславянизм, наказание за идею

Еще во время учебы в университете Костомаров обратил внимание на то, что о жизни простого народа совсем нет никаких задокументированных сведений: «Не может быть, чтобы века прошедшей жизни не отпечатались в жизни и воспоминаниях потомков: нужно только приняться поискать — и, верно, найдется многое, что до сих пор упущено наукою. Но с чего начать? Конечно, с изучения своего русского народа; а так как я жил тогда в Малороссии, то и начать с его малорусской ветви». Так, в скором времени Николай Иванович выучил малорусский язык и даже стал писать на нем стихи. Параллельно с этим он задумал написать книгу, посвященную личности Богдана Хмельницкого, изложить свой взгляд на ту легендарную эпоху.

В Киеве, куда Костомаров перебрался после Ровно для изучения местности, где некогда происходили интересующие его события времени Хмельницкого, он был принят в Киевский университет на должность преподавателя русской истории. Здесь молодой ученый сошелся с близкими по духу людьми. В частности, с украинскими поэтами Кулишем П. А. и Шевченко Т. Г., Гулаком Н. И., Белозерским В. М., а также Навроцким А. А. и Маркевичем А. В. Все они разделяли идею Костомарова об объединении славянских народов:

«Мы стали воображать все славянские народы соединенными между собою в федерации подобно древним греческим республикам или Соединенным Штатам Америки, с тем чтобы все находились в прочной связи между собою, но каждая сохраняла свято свою отдельную автономию. Федерация только по одним народностям не оказалась для нас вполне удобною по многим причинам, а в особенности по количественному неравенству масс, принадлежавших к народностям. Какое в самом деле союзничество на основаниях взаимного равенства могло существовать между ничтожными по количеству лужичанами и огромною массою русского народа с неизмеримыми пространствами его отечества?»
Костомаров Н. И. «Автобиография».

Так, дружеские обсуждения молодых людей способов реализации идей панславянизма плавно перешли к принятию ими решения когда-нибудь в недалеком будущем создать общество, которое стало бы объединяющим центром последователей этой великой мысли. Обществу этому даже было придумано название: Кирилло-Мефодиевское братство. Несмотря на то, что дальше разговоров дело так и не зашло, Костомаров и его друзья попали из-за этих обсуждений в неприятную историю. Некий студент Петров, подслушав, донес на них.
Костомарова арестовали и повезли в Петербург, где после следствия ему было предъявлено обвинение в незаконном создании украино-славянского общества с целью объединения славян в одно государство (другими словами, за сепаратизм), за что последовало следующее наказание: «лишить его занимаемой им кафедры, заключить в крепость на один год, а по прошествии этого времени послать на службу в одну из отдаленных губерний, но никак не по ученой части, с учреждением над ним особого строжайшего надзора»

После года заключения в Петропавловской крепости, Костомаров был отправлен в Саратов, где находился под надзором полиции. Здесь он продолжил работу над «Богданом Хмельницким», занимался сбором местных песен и преданий, интересовала его также тема раскольничества, благо старообрядцев в этом краю оставалось достаточно, и Николай Иванович имел возможность лично с ними общаться.
В «саратовский» период Костомаров познакомился с Д. Л. Мордовцевым, который вслед за ним увлекся идеей развития общественного интереса к областной жизни народа, его традиций и особенностей.

5. Костомаров-лектор
Костомаров Н. И.

В 1856 году надзор за Костомаровым отменили, позволили также печатать его произведения. В 1859 году Николая Ивановича пригласили в Санкт-Петербургский университет преподавать русскую историю. Довольно быстро его лекции приобрели популярность среди студенчества. Вероятно, причиной тому стал его самостоятельный подход к изучению исторической науки, что воспринялось молодыми людьми 1860-х годов, настроенными на перемены, как признак грядущей новой жизни: некоторые выводы Костомарова шли вразрез с устоявшимися на тот момент положениями, за что он был, кстати, неоднократно критикуем мэтрами.

«В 1860 году напечатанная в первом номере «Современника» моя статья «Начало Руси» вооружила против меня Михаила Петровича Погодина. Старый ветеран истории никак не мог переварить смелости, с какою я отважился на разбитие системы происхождения Руси из норманнского мира. Он прибыл в Петербург и, встретив меня в Публичной библиотеке, предложил мне вступить с ним в публичный диспут по этому вопросу. Я, погорячившись, тотчас согласился… Диспут наш состоялся 19 марта. Как и следовало ожидать, он кончился ничем: каждый из нас остался при своем мнении; впрочем, как я имел случай слышать мнение публики, большинство ее склонялось на мою сторону».
Костомаров Н. И. «Автобиография»

Впрочем, обожание аудитории оказалось непостоянным. Не обнаружив в любимом преподавателе «признаков либеральничанья» во время студенческих волнений в 1861 году, молодежь, наиболее радикально настроенная, затаила на Костомарова злобу. Проявилась она в срыве одной из его публичных лекций в городской думе, которые добровольно проводились некоторыми преподавателями, в том числе и Костомаровым, после закрытия петербургского университета в результате студенческих беспорядков. Причиной агрессии стал отказ прекратить чтение лекции в знак протеста против ареста и высылки из столицы профессора Павлова П. В. (за публичное чтение своей статьи «Тысячелетие России», а именно: в завершении своего выступления он произнес евангельскую фразу «имеющие уши слышати, да слышат», невероятно пришедшуюся по душе аудитории).

«Я собирался продолжать свои публичные лекции и только искал места для чтения, так как Дума после случившегося скандала не соглашалась уступать своего зала. Тут приехал ко мне Чернышевский и стал просить меня не читать лекций и не раздражать молодежь, потому что, как ему известно, молодежь, сильно негодуя против меня, собирается устроить мне в моей аудитории скандал похуже прежнего. Я отвечал, что если ему это известно, то гораздо справедливее было бы обратиться не ко мне, а к тем, которые думают устроить скандал, и уговорить их не делать этого. Чернышевский уехал от меня рассерженный и сказал, что постарается приостановить мои лекции просьбою у министра и у генерал-губернатора. Я заявил ему, что если правительственные лица, облеченные правом, приостановят чтение лекций во избежание беспорядков, то я подчиняюсь этому; притворяться же больным, когда я не болен, не стану, потому что это значило бы, заявивши публике о будущем моем чтении, вдруг испугаться молодежи и волею-неволею примкнуть к их партии и участвовать в программе их действий. Через день после этого я получил от министра извещение о том, что чтение публичных лекций приостанавливается».
Костомаров Н. И. Автобиография

В 1862 году Костомаров оставил должность профессора Санкт-Петербургского университета. Позже ему дважды предлагалось место в Киевском университете, а также в Харьковском. Костомаров же предпочел погрузиться в исследовательскую деятельность.

6. Костомаров об малороссах

На Украине Костомаров весьма почитается. В его честь названы улицы в ряде городов, и это неудивительно: Николай Иванович, действительно, много сделал для украинского народа и сохранения его культуры. Помимо сбора исторических сведений по истории Малорусского края с последующим написанием работ, Костомаров ратовал за издание книг на малорусском языке, чтобы носителям этого наречия было проще заниматься образованием.

«Оказывается, что русская народность не едина; их две, а кто знает, может быть их откроется и более, и тем не менее оне — русския… Очень может быть, что я во многом ошибся, представляя такия понятия о различии двух русских народностей, составившияся из наблюдений над историей и настоящей их жизнию. Дело других будет обличить меня и исправить. Но разумея таким образом это различие, я думаю, что задачею вашей Основы будет: выразить в литературе то влияние, какое должны иметь на общее наше образование своеобразные признаки южнорусской народности. Это влияние должно не разрушать, а дополнять и умерять то коренное начало великорусское, которое ведет к сплочению, к слитию, к строгой государственной и общинной форме, поглощающей личность, и стремление к практической деятельности, впадающей в материальность, лишенную поэзии. Южнорусский элемент должен давать нашей общей жизни растворяющее, оживляющее, одухотворяющее начало. Южнорусское племя, в прошедшей истории, доказало неспособность свою к государственной жизни. Оно справедливо должно было уступить именно великорусскому, примкнуть к нему, когда задачею общей русской истории было составление государства. Но государственная жизнь сформировалась, развилась и окрепла. Теперь естественно, если народность с другим противоположным основанием и характером вступит в сферу самобытнаго развития и окажет воздействие на великорусскую.»

Несмотря на обвинения современников в украинофильстве и в сепаратизме, Костомаров никогда не желал раскола русского народа, напротив, по его логике близкие народности должны держаться сообща, прикрывая слабые стороны друг другу. То же, по мнению ученого, относится и к полякам, чьи претензии на принадлежность к истинным «славянам» (русские по их пониманию никакие не славяне) нисколько не обоснованы.
Возможно, идеи Костомарова о славянском единстве несколько идеалистичны, но все же имеют право на существование. Тем не менее, сегодня мы, люди 21 в., можем констатировать: славянским народам, как и в далеком прошлом их предкам, все так же легче расколоться, чем найти точки соприкосновения и объединить усилия. Особенность общего менталитета, видимо.

7. Заметки Костомарова о либералах. Актуально
Костомаров Н. история России

«Все это делалось в эпоху самого крайнего развития либерального движения умов в России. В образованной молодежи начиналось направление, которое так характеристично прозвано нигилизмом. То было недовольство всем существующим общественным, семейным и политическим строем, у иных переходившее уже в мечтания о перестройке общественного здания, — у других ограничивалось либеральными осуждениями всего того, что нравилось правительству и пожилым людям.

… Настало новое царствование, а с ним — иные времена. Само правительство рядом предначатых реформ показало, что у нас накопилось много требующего изменения. Русские умы стали проникаться мыслию, что в России слишком много дурного и наше общество требует радикального возрождения. Как всегда и везде бывает, мыслящая молодежь несется без удержу вперед; все, что делается вокруг нее хотя бы с явными целями улучшений, ей кажется малым, недостаточным; ей хотелось бы видеть совершившимся в несколько месяцев то, на что по неизменным законам истории потребны годы, десятки лет и даже века! «У нас все дурно!» — такая фраза сделалась модною и стереотипно произносилась всяким, кто не хотел быть или казаться отсталым. Что в нашем общественном строе, как и вообще во всех человеческих обществах, есть темные стороны — это ни для кого не новость, и иначе быть никогда не могло, пока человечество проходит свое земное поприще; но пылкая молодежь редко умеет отличать злоупотребления от сущности того, чем злоупотребляет, склонна бывает смешивать то и другое, и вместо того чтобы обрезывать ветви дерева, мешающие его росту, посягает на самый корень.

В ту эпоху, о которой идет речь, молодежь стала попирать все, пред чем старое поколение благоговело: религию, государственность, нравственность, закон, семейство, собственность, даже искусство, поэзию и таланты. Наука имела для нее важность только в утилитарном отношении, насколько она могла содействовать улучшению материального быта человека. Все, что прежде считалось достоянием духовного мира, отвергалось как праздное занятие, и самый духовный мир назывался мечтою. Нет сомнения, что во всех исчисленных сферах были всегда и везде темные стороны, возбуждавшие ум к критике.

Религия, в вульгарном смысле, нисходила до ханжества или бессмысленной приверженности к символической букве; государственность, как показывала история, нередко являлась в форме бессмысленного насилия над массами народа, люди государственные придавали ореол святости тому, что держалось на обмане, создавали права, основанные вначале на дикой силе, закон часто выказывался бессильным против людских пороков или служил им благовидною прикрышкой; права собственности, упорно защищаемые собственниками, обличали свою несостоятельность, как только подвергались критике средства возникновения и упрочения собственности; семейство представляло слишком частые случаи, показывающие, что на деле происходило совсем не то, что признается предрассудками общества; нравственность вообще имела очень шаткое и неточное применение: что в одно время или в одном месте считалось нравственным, то в иных временах и местах признавалось противным; наконец, искусство, поэзия и свободная наука оказывались по большей части привилегиями счастливцев мира сего, эксплуатировавших бедную, невежественную массу народа.

Такой мрачный взгляд не человеческие отношения не был новостью: сам Спаситель Христос положил ему начало для своих последователей. Его пламенная проповедь против фарисеев была осуждением и приговором для ханжества всех веков. В противоположность земному величию владык и царей, требовавших себе поклонения, Спаситель указал правила признавать старшим над всеми того, кто будет всем слугою».
Автобиография. Костомаров Н. И.

8. Знаменитые работы. Мемуары

Первые крупные работы Костомарова посвящены таким личностям как Богдан Хмельницкий и Степан Разин («Бунт Стеньки Разина»).
В 1860 г. в журнале «Современник» была напечатана статья Костомарова «Начало Руси». В том же году его избрали членом археографической комиссии, и в этом статусе он начал писать ряд монографий на основе актов по истории Малороссии XVII века с целью получить цельную историю Малороссии 17 в. времени Богдана Хмельницкого.

Кроме журнала «Современник» Костомаров сотрудничал также с журналом «Русское слово» и «Основа». Последний был ему наиболее близкий по духу. Издаваемый в С.-Петербурге украинский журнал «Основа» был создан по инициативе, в частности, некоторых давних друзей Костомарова, знакомых ему еще со времен обсуждения создания Кирилло-Мефодиевского общества. На страницах этого журнала он опубликовал много статей, посвященных аргументации существования двух русских народностей.

Перечень работ:
Костомаров Н. И. Русская история в жизнеописаниях её главнейших деятелей;
Очерк домашней жизни и нравов великорусского народа в XVI и XVII столетиях. Костомаров Н. И.;
Мысли о федеративном начале в древней Руси.Н. Костомаров;
Кто был первый Лжедимитрий?: историческое исследование Н. Костомарова;
Гетманство Юрия Хмельницкого. Костомаров Н. И.;
Повесть об освобождении Москвы от поляков в 1612 году и избрание царя Михаила. Н. Костомарова;
Украинский сепаратизм: (неизвестные запрещенные страницы). Н. И. Костомаров.

Отдельно стоит упомянуть «Автобиографию» Костомарова. Здесь лаконичное и яркое описание своего жизненного пути дополняется им упоминаниями о людях, которые так или иначе присутствовали в жизни Костомарова, рассказами о знаковых событиях современной ему эпохи.
Эта книга будет также полезна тем, кто интересуется взаимоотношениями поляков и русских: Костомарову удалось ярко запечатлеть настроения и чаянья поляков во время нахождения их в составе Российской Империи. Упомянул он также о студенческих волнениях 1860-х годов и о модном тогда среди молодежи нигилизме. Интересны также впечатления историка от поездок как по России 19 в., таки по Европе.

9. Личная жизнь. Закат
Крагельская (Кисель) Алина Леонтьенва, супруга Костомарова н.
Крагельская (Кисель) Алина Леонтьенва, супруга Костомарова Н.

В 1847 году, проживая на тот момент в Киеве, Костомаров повстречал девушку, Алину Леонтьевну Крагельскую. Молодые люди запланировали свадьбу, но буквально в назначенный день венчания Костомаров был арестован по обвинению в незаконной организации сообщества. После этого он отбыл год в заключении, после чего отправился в Саратов в ссылку. Будущее молодого человека было весьма туманно. Невесте не оставалось ничего другого, как поддаться уговорам родителей и расстаться с Костомаровым, чтобы в скором времени выйти замуж за другого.

Спустя много лет (1873 г.), будучи проездом в Киеве, Костомаров вновь встретился со своей невестой. Та овдовела к этому времени и одна растила троих детей. В 1875 году свадьба Костомарова и Крагельской все-таки состоялась. Вместе они прожили 10 лет.

Судя по воспоминания, Костомаров был весьма мнителен в отношении своего здоровья. Возможно, речь идет об ипохондрии. Часто его поездки по Европе и России сопровождались купанием в море, по советам врачей, к которым он чутко прислушивался.
После перенесенного сыпного тифа в 1875 году Костомаров так и не смог полностью восстановить свое здоровье. Это, в свою очередь, серьезно сказалось на его работоспособности. С той энергией и самозабвенностью историк уже не мог работать.
Через 10 лет, 7 апреля 1885 года в возрасте 67 лет Николай Иванович Костомаров скончался. Похоронен он в Санкт-Петербурге на Литераторских мостках Волковского кладбища.

Замятин Евгений (1884-1937), Лебедянь-Париж

1. Место и год рождения. Происхождение

Евгений Иванович Замятин родился 1 февраля 1884 года в городке Лебедянь Тамбовской губернии («в самом черноземном нутре России», ныне Липецкая обл.) в семье православного священника Ивана Дмитриевича Замятина.
Мать писателя, Мария Александровна, урожденная Платонова, происходила из семьи священника А. И. Платонова и была женщиной по тем меркам весьма образованной. Способная к музыке, она слыла отличной пианисткой, благодаря чему сын («вырос под роялем») также хорошо играл на рояле и значился как большой ценитель классической музыки.
В семье Замятиных помимо Евгения была младшая сестра Александра, теплые отношения между ними сохранялись всю жизнь.

Замятин с семьей, сестра
С семьей, 1904 год

2. Образование

С 1893 по 1896 гг. Замятин учился в Лебедянской прогимназии. Затем он перешел в Воронежскую гимназию, образование в которой завершилось в 1902 году и отметилось получением золотой медали за учебные успехи (в последствии писатель заложит ее в Петербургский ломбард за 25 рублей, но так и не выкупит).

Лебедянь, нач. 20 в.
Лебедянь, нач. 20 в.

В обучении Евгению Ивановичу легче всего давались сочинения, и, напротив, сложнее всего обстояли дела с математикой. Этот факт и стал решающим для молодого человека при выборе дальнейшего направления в образовании. Он поступил («из упрямства») на кораблестроительный факультет Петербургского Политехникума, где математика, соответственно, являлась доминирующей дисциплиной.

Студенческие годы Замятина пришлись на революционные события в России. Участие в митингах и демонстрациях, пением Марсельезы, вступление в ряды РСДРП — все это было в жизни будущего писателя. Осенью 1905 года он активный большевистский агитатор среди рабочих масс, и первую русскую революцию встретил с восторгом: «Революция так хорошо встряхнула меня. Чувствовалось, что есть что-то сильное, огромное — как смерч, поднимающий голову к небу, — ради чего стоит жить. Да ведь это почти счастье!» Правда, спустя годы, когда эмоции поутихнут и придет время переосмысления произошедшего, Замятин будет более сдержанно высказываться по поводу радикальных событий тех лет.

В 1908 году Евгений Иванович оканчивает институт, получает должность морского инженера и остается на кафедре корабельной архитектуры в качестве преподавателя. И все это при том, что в Петербурге его нахождение являлось незаконным из-за ареста как бунтовщика и дальнейшей ссылки в родную Лебедянь, в коей он не пожелал остаться.

3. Литературный дебют писателя/основные произведения

В том же 1908 году Замятин пишет свой первый рассказ «Один», который был опубликован в журнале «Образование». Тогда первые пробы пера начинающего автора никакого особого внимания к себе не привлекли, однако о нем вспомнят и оценят спустя время.

Замятин Евгений. худ. Кустодиев Б.
Замятин Евгений. худ. Кустодиев Б.

В 1911 году Евгений Иванович снова арестован и сослан в Лахту. Два года продлилась эта ссылка и не безрезультатно. Одиночество подтолкнуло его взяться за перо и бумагу, результат — повесть «Уездное», открывшая ему впоследствии двери в мир русской литературы.

Накануне Первой мировой войны (1914 г.) Замятин пишет «На куличках» — повесть сатирического характера о сомнительной боеспособности царской армии. Власти произведение пришлось не по вкусу, за что автор был привлечен к суду, и в последствии отправлен в Кемь. Критики же нашли повесть достойной внимания.

В 1916 году вчерашний ссыльный Замятин, будучи, прежде всего, опытным инженером, был направлен в Англию для участия в строительстве российских ледоколов на верфях Ньюкасла, Глазго и Сандерленда, побывал он и в Лондоне. Время командировки в литературном плане также даром не прошло. В этот период были написаны повести «Островитяне» (1917) и «Ловец человеков» (опубликована в 1921). Здесь же было положено начало повести «Север» (завершена и опубликована в 1922 году). В Россию Евгений Иванович вернулся перед самой Октябрьской революцией

Следующие десять лет в творческом плане были для Замятина весьма благополучными. Он заседал в президиуме Всероссийского союза писателей, работал во «Всемирной литературе», ему благоволил М. Горький. В обществе воспринимался как «близкий попутчик», хотя и критиковал большевиков за политику в период Гражданской войны, а в марте 1919 года был даже арестован за участие в волнениях рабочих на петроградских заводах.

Замятин Евгений, биография

В 1920 году Евгений Замятин завершил написание романа «Мы», положивший начало такому жанру в литературе как антиутопия (Оруэлл, Хаксли — его последователи). Книга эта, с одной стороны, отсылает к теме большевиков и их политике, с другой, исследует тему технического прогресса (в следствие впечатлений от «машинизированной» Англии), его негативного влияния на жизнь человечества.

Роман-антиутопия «Мы» на русском языке впервые увидел свет в Нью-Йорке в 1952 году. В России читатели смогли его прочесть только в 1988 году в журнале «Знамя».

В 1922 году Е. Замятин пишет книгу «Герберт Уэллс», в которой делится мыслями, как о личности фантаста, так и о роли научной фантастики в литературе.

После антиутопии Евгений Иванович не написал что-либо более значимого, подвергнувшись травле, а, дабы не испытывать судьбу, в 1931 г. письменно обратился к И. Сталину с просьбой позволить ему эмигрировать и при случае «вернуться назад, как только у нас станет возможным служить в литературе большим идеям без прислуживания маленьким людям».

В Париже русский писатель не остался без дел. Он пишет статьи о состоянии русской литературы, а также готовит сценарий к пьесе М. Горького «На дне» — фильм по его сценарию имел большой успех у публики.

4. Личная жизнь

Еще в 1906 году Евгений Иванович встретил Людмилу Николаевну Усову, студентку медицинских курсов. В итоге, молодые люди поженились, и все ненастья жизненные переносили вместе.

Евгений Замятин умер в 1937 году в возрасте 53 лет от сердечного приступа. Супруга пережила его на несколько десятилетий, сумев сохранить творческое наследие мужа.

Евгений Замятин с супругой
Евгений Замятин с супругой

Остапенко Григорий Степанович (1922-2008). Марки-Воронеж

Остапенко Григорий Степанович
[ads1]

Остапенко Григорий Степанович — профессор, доктор технических наук, академик Российской академии естественных наук, Член Союза военных писателей «Воинское содружество», поэт. Написал более 300 научных работ в области информатизации, включая четыре монографии и один учебник для высших учебных заведений, разработал 30 изобретений.

Выпустил 12 поэтических сборников: «Годы грозовые», «Города», «Дороги и жизнь земная», «зеленым летом», «Лирика», «Месяцы», «Моя Россия», «Родина», «Осень золотая», «Отечество». «Слава великой Победе», «Цвета сезонов», а также брошюр «Беседа в парке», «Малая родина Каменка», «Маршал Победы», «Раздумье о родине»

Остапенко Г. С.
Остапенко Г. в центре

Из воспоминаний о детстве:
– Братья с малых лет брали меня с собой в поле на покос сена, на уборку хлебов и другие работы. Благодаря этому из детства у меня осталось много впечатлений о Доне, пугливых перепелах в густой и высокой траве и других красотах придонского края. Но особой песней по сей день звучит трель соловьев до зари, когда так буйно и одурманивающе сладко цвели сады – об этом можно написать не один рассказ…

О войне:
– Солдату очень сложно выстроить последовательно события войны, в памяти все не в хронологическом порядке, а в лично пережитом. Эпизоды, которые ты видел своими глазами, в которых принимал участие, сливаются с крупными операциями воедино… – у каждого война, получается, своя.

Остапенко Г. С.
[ads2]

– В первые же дни войны мы со старшим братом вернулись в Марки. Я отправился в Евдаковский райвоенкомат с заявлением о добровольном призыве в армию. Там было столько народу! И почти все со значками ГТО – «готов к труду и обороне».

Остапенко Г. С.

– Я был направлен в авиационный полк, которым командовала известная летчица Вера Ломако. От нас требовалось обеспечить радиосвязью самолеты ПО-2. С помощью имеющихся в нашем расположении радиостанций РБС трудно установить связь на земле, особенно в окопах, поскольку для их метровых волн деревья и кусты создавали непреодолимые радиотени. А связь «воздух-земля», как нам казалось, решала эту проблему.

– В составе 32 полка связи, обслуживающего штаб 2-го Белорусского фронта под командованием К.К. Рокоссовского, мы продвигались в направлении Эльбы. А 8 мая в 11 утра радист, знавший английский язык, сообщил нам, что все радиостанции союзников передают сообщения о безоговорочной капитуляции Германии. Но наша главная радиостанция не подтверждала эту информацию в течение всего дня. И только в два часа ночи 9 мая Москва сказала: «Войне – конец!» Самые счастливые и неповторимые минуты!

Остапенко Г. С.
Остапенко Г. С.

Стихотворения
Остапенко Г. С. [ads3]

Сычёв Евгений Николаевич. Воронеж. Биатлон

Сычёв Евгений Николаевич

В биатлон я пришел в 1970 году. Организатором школы настоящего, современного биатлона был тренер, мастер спорта по лыжам — Панищев Михаил Ульянович. Он сумел за короткое время собрать из действующих лыжников, начиная с юношей и более взрослых ребят, включая Хованцева Анатолия Николаевича, бригаду.

В 1970 году мне было 14 лет, тогда я из лыж перешел в биатлон. Первые результаты пришли через два года, то есть в 16 лет, когда я стал чемпионом ЦС «Локомотив», это первенство СССР среди железнодорожников. Там участвовали команды Юго-восточной железной дороги (Воронеж), Западносибирской железной дороги (Сибирь), Свердловской железной дороги, Московской железной дороги, Украины. И так далее и тому подобное.

Тренировались мы, благодаря энтузиазму Михаила Ульяновича Панищева. Часть тренировок проводилась в Кочетовом логу — это в районе современной окружной дороги, в районе 9-го километра за аэропортом. Там делали импровизированное стрельбище на 150 метров и на свой риск и страх стреляли. Летом мы стреляли в Шиловском лесу. Оружие было калибра 6.5 мм и 7.62 мм. Использовались биатлонные винтовки БИ (БИ-4, БИ-6) ижевского производства. Финансировалось это дорожным советом («Локомотив») г. Воронежа.

Анатолий Николаевич Хованцев старше меня. Он уже в 19 лет попал в сборную СССР среди юниоров по биатлону. За три года в Воронеже существенно поднялся уровень биатлона. Хованцева. Н. — мастер спорта, Паршин Н. П. – мастер спорта, Насонов — мастер спорта, Щекин Н. — мастер спорта, Колядин – мастер спорта. Я тогда был не мастер спорта, потому что был юношей, там другие нормативы. Юноша (юниор) даже мог на контрольной тренировке обыграть мужчину, но у них дистанции другие и им не присваивались мастера спорта.

Анатолий Николаевич Хованцев, тренер
Анатолий Николаевич Хованцев

Сначала попал в сборную железнодорожников, потом во вторую сборную СССР и почти год был первым в сборной. Сначала было 5 место на первенстве СССР, далее чемпион СССР среди юношей и чемпион СССР в эстафетной гонке среди юниоров. Также в 1976 году пришлось бежать в Мурманске, в гонке патрулей на первенство СССР — 25 км. Бежал вместе с мужчинами, и заняли мы командой 4-е место. В команде я был первый номер. В эстафете бежал я один представитель Воронежа, остальные бежали новосибирские. За мной бежал Еремин Саша, бывший лыжник динамовец, неоднократный чемпион СССР в дальнейшем. Далее Басов Володя.

Когда Маматов Виктор Федорович завязал со спортивной карьерой, это были его первые пробы в тренерской работе. Он собрал там экспериментальную группу молодых биатлонистов-железнодорожников и отдельно их тренировал. Финансирование в то время шло из государственного бюджета или из Центрального совета «Локомотив».

Если выступаешь за ЦС «Локомотив» — за сборную, на первенстве СССР представляешь не Воронежскую область, а представляешь Центральный совет «Локомотив». Это однозначно был профессиональный спорт. С 1973 г. я являлся спортсменом — профессионалом, хотя при социализме это не признавалось. Как только я выиграл ЦС «Локомотив» Панищев уехал в Воронеж, а я уехал дальше на соревнования. Через месяц он принес мне трудовую книжку, и сказал: поздравляю, ты профессионал.

Я числился в армии, а как бы работал еще кладовщиком в спортклубе «Электровоз». В дальнейшем, когда попал во вторую сборную, какое-то время получал стипендию спорткомитета. Она составляла 120 рублей. По тем временам это было хорошо. Питание было талонное. Минимальная стоимость 3.5 рубля в сутки, в зависимости от тех соревнований, в которых ты участвуешь. Завтрак из порции мяса (обходился 1.20 р.), компот, какие-то салаты, оливье, капуста, морковка, хлебобулочные изделия. Огромный кусок мяса антрекот или отбивная котлета, картофель, макароны. По еде режим был, но в связи с тем, что в биатлоне очень большая отдача энергии, в принципе никаких ограничений не было, и, честно сказать, я все равно был вечно голодный.

Интенсивность тренировок была огромной. Я приведу пример. За один сбор, у меня в дневнике есть, в Оттопи — в Прибалтике, 15 тренировочных дней, из них два выходных, получается 13 тренировочных дней, я пробежал бегом и на лыжероллерах 762 км. Отпуск практически был только весной. С конца апреля прилетали с Мурманска, с последних соревнований и первый сбор начинался после 10 мая. Тут отпуск был, ну недели две. Форма в этом смысле не терялась.

Заканчивается лыжный сезон и начинается процесс достижения других целей. Идет подготовка физическая, функциональная, опять же закладывается фундамент к следующему сезону. И поэтому идут объемные тренировки. Стрелковой подготовке уделялось в биатлоне очень много времени. Это такой вид спорта. Просто в Воронеже по состоянию оборудования невозможно было чаще стрелять. И стрелковая подготовка включала три дня в неделю часа по два. Если брать в выстрелах, то это 100-150 выстрелов за тренировку. Один выстрел калибра 6.5 мм стоил 17 копеек. То есть по тем временам это было дорогостоящим занятием.

Биатлон женский ввели только в 80-х годах. Детской спортивной школы не было, все держалось в Воронеже на энтузиазме Панищева. Почему то получалось так, что руководители — коммунисты, стоящие у власти Воронежа не были заинтересованы в развитии биатлона. Конфликт был. Был такой руководитель Лисаченко, который, можно сказать, и развалил биатлон в Воронеже. Он был против. Все было в подводных камнях, потому что биатлон развивался, отнимал средства, а у него были другие приоритеты. Как всегда футбол и отдельные руководители, бывшие легкоатлеты, которые, грубо говоря, тянули на себя одеяло. А во-вторых, все дело, как сейчас, так и тогда в коррупции.

То есть приходил дорогостоящий инвентарь на нас, на членов сборной СССР, но они его разбирали в спорткомитете или в «Локомотиве» нашем местном. В связи с этим, Панищев настоял, чтобы с Москвы мы получали инвентарь сами. Для кого что. Это Хованцеву — лыжи дорогие, Сычеву — винтовка, Паршину – форма и т.д. И естественно Воронежское руководство было категорически против. Потому что оно от этого ничего не имело. И они душили, как могли.

В 1974 году уехал Панищев, на котором все держалось, и Хованцев. Уехали в Братск, как раз строили БАМ — железную дорогу. Им там дали хорошую зарплату под 600 рублей. Это были тогда бешеные деньги. И Панищев прямо нам сказал, пока Лисаченко руководит, здесь биатлону делать нечего. Лисаченко был председателем спорткомитета Воронежской области. Спортсмены в те времена довольно обеспеченные люди, и как говорится, тренируйся — не хочу. Спортсмен получал как работяга–слесарь 6-го разряда 250-300 рублей. Хотя в каждом регионе по-своему. Кризиса никакого не было. Михаил Ульянович и Хованцев не стали представлять интересы Воронежа, но они не ушли из биатлона.

Я же попал в армию, и выступал за сборную Профсоюза. За вооруженные силы не выступал, потому что там была разнарядка между тренерами. Вся страна и юниоры, 90% это армейцы, поэтому были поделены: вот этот пусть пока выступает за Локомотив, этот за «Зенит», а этот за армию. Мы все разъехались и Воронеж не представляли.

Как только уехал Панищев меня уволили с электровозника, из завхозов — кладовщиков Я получал стипендию, 120 рублей. Завхоз по тем временам 66 рублей, ну вы представьте мальчик 17-летний, который получает в 1973-1974 годах 66 рублей. Моя мама вкалывала за эти деньги.

В Воронеже абсолютно все проблемы с развалом биатлона только на совести воронежского руководства — высших обкомовских работников, и что больше всего обидно — от физкультурных деятелей любого ранга. В 1976 году биатлон в Воронеже начал разваливаться еще и потому, что ведущие спортсмены уехали. Паршин, Насонов уехал на вольные хлеба, на Камчатку. Остальные по каким-то своим понятиям посчитали, что это их потолок — мастер спорта, достаточно, и прекратили активность.

Пытался Паршин Николай Петрович воскресить биатлон, у него была пара воспитанников из с. Подгорного, которых он пытался проталкивать в «Локомотив». Они добились определенных успехов. Фамилий не помню, они молодые были. Тем более я в то время уже получил травму и отошел от спорта.

В спорте тогда для меня был не лучший период. Понимаете, свалиться с небес в прямом смысле слова, и оказаться простым человеком. Это было очень тяжело, надо перестроиться, надо было просто жить. А мне было всего-то 21 год. Разбился на лыжах, получил серьезные травмы, сказали, жить ты будешь, но заниматься спортом не стоит. Я пытался. Пытался вернуться. Пытался, думал, восстановлюсь. Пригласили в «Зенит», в Факел КБХ. Для уровня области там была бригада хорошая. Футболисты там числились, и лыжники, областного уровня. Там был Щекин Николай, бывший «локомотивец», мастер спорта. Пытался воскресить биатлон и меня пригласил. Я объяснил, что на одной ноге и вряд ли что смогу, но попытаюсь. Пытался полтора года. Но по состоянию здоровья понял, что больших результатов, скорее всего не добьюсь, а оставаться на уровне области мне было не интересно. Это не тот уровень.

Я понял, что надо заниматься чем-то другим, ставить на этом крест. Первое время было очень тяжело. Старался вообще забыть о биатлоне. То есть когда мне говорили, да что же ты не любишь на лыжах кататься? Я на них смотреть не мог. То же самое с оружием. Ну а потом прошло время. Естественно поддерживал контакты. Мое бессилие мне самому было обидно до слез. С Анатолием Николаевичем Хованцевым постоянно был на связи, он воронежский, приезжал. И мне он говорил: «Жень, да может, все же ты займешься». И приглашал, кстати, опять в Подмосковье, в Горький. Если не хотел в Воронеже, то в Новосибирск. Маматов говорил: «Жень, может, восстановишься, приезжай, дадим квартиру служебную, давай занимайся». Но я понял, что, скорее всего не смогу. Наши воронежские, к сожалению, кроме Хованцева, меня, Николая Петровича Паршина (сейчас ему 60 с лишним лет) ушли из спорта. Паршин говорит: «Жень возрождай биатлон, чем могу, я тебе помогу, но, тренерской работой заниматься не буду».

Сегодня ситуация складывается такая. В целом в стране стали уделять больше внимание развитию, как спорту высших достижений, так и молодежному спорту и биатлону в частности. К сожалению, на месте чиновники поступают не совсем так, как надо. Все же это зависит от власть имущих, от нашего сегодняшнего руководства на разных уровнях. Если конкретно в Воронеже, то большие начинания зависят непосредственно от губернатора Гордеева А.В., председателя спорткомитета Кадурина В.В. Просто так на ровном месте ничего не добиться. Нужно большое финансирование, а у нас, к сожалению его нет. Это так же как в бизнесе, сначала должны быть инвестиции, допустим, на три – четыре года, а потом спрашивай результат. У нас, к сожалению, хотят сразу результат. Такого не бывает. Да, много непорядочных людей, много аферистов от спорта. Но все же сначала как в любом деле требуется сначала вложить. Дом не построишь без фундамента. Ты его положи, залей туда уйму бетона, тогда и дом будет крепкий. Если же этого не будет, то будет избушка на курьих ножках. Вот мое мнение.

В пединституте, в 1980-ые годы, наши сегодняшние судьи, кандидаты в мастера Аралов, Зыков учились по видеоматериалам техники лыжного хода Сычева Евгения Николаевича. Она считалась идеальной. Тогда конькового хода не было. Это был классический ход, и именно в классике считалась практически идеальной эта техника: правильностью движений, своей гармоничностью и меньшей энергозатратностью. Там есть нюансы, то есть правильный вынос руки, толчок ногой, рукой, вынос ноги. То есть, как бы одна линия должна быть. У меня были замечательные учителя. Самый мой первый тренер по лыжным гонкам это Чишихин Анатолий Георгиевич (сейчас ему 75 лет). У него была идеальнейшая техника. Как в 60-ых годах говорили «стиляги». Вот в лыжных гонках он считался стилягой. Обладал супермодной техникой. Она была, ну можно сказать артистичной. Четкость, правильность толчков — все было изумительно. Михаил Ульянович Панищев, тоже мастер спорта по лыжам изначально. Биатлонная техника слегка отличается от лыжного хода с винтовкой 4.5 кг. У него для биатлониста техника была идеальная. Опять же это был мой учитель. С боевым оружием был биатлон, по-моему, до 1978 года. То есть мужчины, юниоры стреляли из винтовок калибра 6.5мм — 150 метров, юноши стреляли из малокалиберной БИ-4 калибра 5.6 мм на 50 метров. Нет большой разницы, по крайней мере, для меня со 150 или как сейчас с 50 метров. Просто там специфика, поправки на ветер может быть надо как-то рассчитывать, что если ветер боковой дует, то естественно 150 метров пуля будет «лететь» и, возможно, сильнее ее сдует. Но пули тяжелее калибра 6.5 мм, а пуля калибра 5.6 мм больше подвержена этим боковым движениям. А также размер мишени на 150 метров больше, на 50 метров меньше. Стандарты были, что и сейчас, они не изменились. Диоптрический прицел, затворы не полуавтоматы, никакой не автомат, только ручное, механическое.

Были ли в те времена проблемы с допингом? Практически нет. Они, может быть, и были, но сама фармацевтика не была развита, ее не замечали. Я вот как член сборной СССР общался на соревнованиях, на сборах с нашими великими спортсменами: с Тихоновым, с Кругловым-старшим, Елизаровым, с Хованцевым. Они были звезды — особенно Тихонов. И все равно в этих узких кругах это бы обсуждалось, и я знал бы про допинг. Тихонов — это настоящая звезда, это чемпион мира, это вообще такая машина функциональная на самом деле. И, те люди, которые в то время входили в сборную страны, и Круглов, и Барнашов.

Если у кого-то и были какие-то проблемы, могли себе позволить выпить, но это не допинг, скорее расслабление организма. Чувство патриотизма двигало на высшей стадии, когда ты уже выступаешь за сборную СССР. Но все же система была у спортсменов, начиная с любого уровня, с детского, юношеского — хотелось добиться в первую очередь результата: спорт ради спорта. Хотелось победить своего сверстника, соседа по команде, попасть в сборную. То есть каждый конечно свои задачи ставил. Попасть в сборную области. Одному это казалось пределом. Другой хотел попасть в какую-то команду ЦС, третий в сборную СССР, четвертый думал выиграть чемпионат мира. То есть на начальной стадии о деньгах, о вознаграждении не думали. То есть это была такая ситуация, что подразумевалось само собой. Если была начальная база, она была у всех ровная, то есть тренер выдавал тебе лыжи деревянные, нормальные, на которых можно тренироваться. А дальше, если ты показываешь результат, то тебе тренер дает лыжи получше, лучший инвентарь. И так дальше идет. И чем ты выше поднимаешься, оно само по себе приходит вознаграждение, приходит хороший инвентарь, приходит хорошее питание, приходит, если ты уже на таком высоком уровне, ты становишься профессионалом, или полупрофессионалом, тебе где-то приплачивают. Занимаешься своим любимым делом. И это само собой разумеющееся. Чем хорош спорт при социализме, что большинство спортсменов думали только о результате, а эти блага: машины, квартиры, зарплата, это приходило само по себе при наличии результата и по-другому не должно быть.

К сожалению, существовала потогонная система. Этим все сказано. Жестокая, особенно в таких обществах как «Динамо», «ЦСКА», которые имели огромный доступ к человеческому материалу. Они вообще не задумывались о судьбах спортсменов. Вот есть перспективный человек, вот его надо привлечь в армию, в «Динамо», выжать из него все — или он покатит, если у него хватает сил, или он загнется, тогда возьмем другого. Спортсмен считался перспективным в разные годы по-разному. Сейчас стало гораздо лучше. Сейчас могут человека взять в сборную и в 29 лет, и в 30 лет. Он до этого был как-то на заметке на уровне выступления в России. И потом он вдруг сезон, два, показывает прекрасные результаты. Его берут на Кубок Мира. Он опять весь сезон выступает. Его могут даже и в 32, и в 33 привлечь в сборную.

К сожалению, раньше существовала такая практика, что если до 24-25 лет человек не становится на подходе к сборной СССР, то на нем ставят крест и он туда уже больше никогда не попадет. В 27 лет дорога была уже закрыта. Это не правильно. Пенсионного обеспечения не было никакого. Спортсмен пока он занимался спортом, он был востребован, он всем был нужен. Но при нашей социалистической уравниловке, когда никто в принципе не стремился к обогащению, к накопительству, никто не задумывался о будущем. Вот простой пример. Я получил травму в 20 лет и можно сказать остался у разбитого корыта. Приехал в Воронеж к больной маме получившей инфаркт, не имея ни образования, ни какой-то гражданской профессии вообще. Ну, это катастрофа. Я пошел работать в институт на 95 рублей. И жил первое время за счет того, что продавал дорогостоящий инвентарь. Это называлось спекуляция. Но приходилось его продавать и жить на эти деньги. Вот и все. А судьба других людей? Спивались, умирали, мало кто-то себя находил без спорта. Спортсмен, как ребенок. Все отдав, он беззащитен. Когда женился, помогала мама. Обычным человеческим отношениям приходилось учиться заново. В прямом смысле закрывались перед тобой все двери, до свидания, ты никому не нужен. Если ты не показываешь результата, то спорт комитет тебя лишает стипендии. Кто-то, где-то числится слесарем, сантехником, естественно он не имеет этой профессии и если он выпадает из спортивной обоймы, ему говорят, или вы идите просто работайте слесарем, только уже не пятого разряда, а учеником, потому что ты не умеешь ключ держать, или выгоняют тупо с работы.

В основном это происходило также и в армии — в «ЦСКА» и в «Динамо». Они все имели звания, но естественно никто не служил. Поэтому я и отказался, когда мне предлагали, как в воду глядел. И пока спортсмен показывает результат — он профессионал, он не носит форму, а только защищает честь «ЦСКА» или «Динамо», сборной СССР. Как только у него получился сбой, он уже не нужен и его отправляют в часть, где он служит наравне со всеми. Это еще ладно, он хоть будет обеспечен материально. Но вы понимаете, какой это для человека моральный урон, он ничего не умеет, он и не собирался быть военным, это же тоже призвание. Он не собирался быть милиционером, а ему говорят, иди, служи. А в части спортсменов недолюбливали профессиональные военные и командиры, потому что считали их нахлебниками. Потому что о спорте у нас было такое предвзятое мнение — это бездельники. Я сталкивался с такими разговорами. Когда на меня «наезжали» в КБХА. Мол, ты тут числишься — получаешь 240 рублей. Это они стоят в курилке, каждые 15 минут выходят курить, а на меня говорят, да мы за тебя пашем тут, ты получаешь 240 рублей и ничего не делаешь. А я говорю, давайте поменяемся на месяц местами, вы будете ничего не делать два раза в день в лесу на тренировках, а я здесь в курилке покурю. И потом посмотрим.

Откуда-то в пединститут попала киносъёмка наших тренировок, это были просто рабочие моменты. Великолепный тренер Евгений Иванович Хохлов, он возглавлял ЦС «Локомотив» в Москве (такой въедливый и очень талантливый). Когда возник потом женский биатлон в России, его назначили старшим тренером женской команды, где-то в 1982-1983 году. И первые самые главные достижения в женском биатлоне в СССР связаны с Хохловым, который был и наш личный тренер. Он пришел в ЦС «Локомотив» в 1974 году и возглавил его до Хованцева. Так вот Евгений Иванович по пояс в сугробе носился и снимал нас на камеру. Представьте себе, 70-е годы с этой огромной заводной камерой с бобинами, и снимал технику лыжного хода у нас на сборах. Потом после вечерней тренировки, после ужина, заводил нас в гостинице в комнату, вешал простыню, включал аппарат, и мы разбирали ошибки.

Сейчас все гораздо проще. Сейчас спортсмен, во-первых, если он довольно высокого уровня он связан с бизнесом. Там кружатся большие деньги. Это уже зависит от самого спортсмена. Если он человек умный, с головой, он в этом бизнесе участвует. Как говорится, жизнь спортсмена в спорте коротка. Но если ты попал туда, надо как-то за это время получить образование. Надо на самом деле накопить каких-то денег, возможно, вложить куда-то в свое дело, чтобы потом, когда ты завершишь карьеру спортсмена после 30 лет ты имел какое-то обеспечение. Если есть у тебя призвание там к журналистике или еще там к чему, быть спортивным функционером, то тебя пригласят. Но надо все же самому себе думать о своем будущем. Если ты не умеешь, грубо говоря, в руках молоток держать, не имеешь высшего образования, то для спортсменов это становится катастрофой. А если его еще выкидывают из общества, не хотят брать на работу каким-то инструктором, или как говорится спортивным функционером, то человек просто пропадает.

Сейчас скажу в двух словах о необходимости затрат государством на спорт, а потом расшифрую. В холодной кастрюле горячих щей не может быть. При сильном государстве экономически сильном, все государства хотят быть экономически мощными и сильными, оно должно заботиться в первую очередь о людях, об их здоровье. То есть хоть и различают, занятия физкультурой и спортом, это, мол, разные вещи. Спорт высших достижений это «угробиловка», физкультура — для здоровья. Я считаю это не правильным – в здоровом теле здоровый дух. Если человеку с детства прививают культуру, физическую культуру, к личной гигиене, наравне с другими предметами, например, как изучение русского языка, то человек вырастет гармоничным. И государство должно постоянно заботиться об этом. Вы — частный предприниматель или директор завода, если у вас рабочие здоровые, как они работают? Если они не пьют, если они не болеют? Работают великолепно. Они, грубо говоря, выполняют норму. Если же человек болезненный, или выпивает, вы платите ему больничный, производительность слабенькая, он вялый, уставший. Развитие спорта в государстве абсолютная необходимость. Здоровая нация — здоровый дух, ну что тут об этом говорить.

Александр Бучкури (1870-1942), художник из Воронежа

Александр Бучкури
Бучкури А.
1. Год и место рождения

Родился Александр Бучкури в c. Бутурлиновка Воронежской губернии 18 ноября 1870 года. Отцом его был таганрогский купец, грек турецкого подданства. Рисованием будущий художник увлекся еще в раннем детстве, перерисовывая картинки из книжек. Стоит отдать должное матери Александра Александровича и его отчиму за поддержку в этом направлении. Рос он, внимательно наблюдая за простыми людьми и деревенской жизнью вообще. В дальнейшем тема крестьян и их быта, обычаев станет для Бучкури основной.

2. Зрелое решение. Петербург

Для дальнейшего обучения живописи в Петербурге Бучкури решился только к 28 годам. Все это время он занимался в воронежской художественной школе под руководством Соловьева Л.Г. Того самого художника, который написал картину “Монахи (Не туда заехали)”, с которой, кстати, до сих пор происходит путаница: во-первых, в народе к ней прочно закрепилось «свое» название — “Приплыли”, а во-вторых, авторство работы почему-то приписывают И. Е. Репину.

“Монахи (Не туда заехали)”. Соловьева
картина Соловьева “Монахи (Не туда заехали)”.

По прибытии в Петербург, Бучкури отправился на встречу с И. Е. Репиным, чтобы решить вопрос о перспективах обучения у знаменитого художника. Он принес с собой кое-какие зарисовки на просмотр, но работы совсем не приглянулись Репину. Очевидно, природная скромность взяла верх, и картину более достойного образца, имевшуюся у Бучкури в наличие на тот момент, — “Автопортрет в шутовском колпаке” (1898) — он не счел нужным продемонстрировать мэтру. Пусть написана она в подражательной манере голландским портретистам XVII века, тем не менее начинающему художнику тогда все же было уже чем удивить профессионала. Спас ситуацию, складывавшуюся не в пользу Бучкури, набросок элементов архитектуры, сделанный им по приезду в Петербург. Опытный взгляд Репина все же нашел, что молодой человек не лишен потенциала. С октября 1899 года, Бучкури начинает посещать занятия в Высшем художественном училище Академии в мастерской Репина И. Е.

Бучкури А. А., Портрет в шутовском колпаке
Бучкури А. А., Портрет в шутовском колпаке
3. Учеба. Основная тема в творчестве

Во время учебы Бучкури принялся за работу над картиной, получившей впоследствии название “Смерть Самозванца”. Это работа стала конкурсной, ею он заслужил себе звание художника.

Тематика народных волнений, взятая за основу, оказалась весьма актуальной для России начала ХХ века. В свое время картина была продана в Швейцарию, ныне судьба ее не неизвестна. Увидеть полотно можно лишь в таком варианте:

Бучкури, “Смерть Самозванца”
“Смерть Самозванца”

Постепенно «народная» тема основательно войдет в творчество Бучкури и в этом нет ничего удивительного. Ведь с крестьянским бытом художник был знаком не понаслышке, беды крестьян всегда в нем вызывали сочувствие. Интерес к простой, без нагромождения, естественной, жизни, пожалуй, основной мотив, характеризующий творчество Бучкури на протяжении всей жизни.

Пожалуй, только картина “Рождественский базар” выделяется на фоне остальных работ, и напоминает скорее предновогоднюю открытку.

картина бучкури “Рождественский базар”
“Рождественский базар”. Бучкури А.
4. Александр Бучкури и крестьянки

Значительное место в творчестве Александра Бучкури занимают портреты крестьянок, за что его по праву можно называть “певцом русских женщин”. Художник как бы изучает типажи русских женщин, их характер, уделяет внимание деталям костюма, настроению.
Картина Бучкури Тугариха. 1910
Тугариха. 1910
Картина Бучкури "Параша"
Параша
Картина Бучкури "Мавруша"
«Мавруша»
Картина Бучкури Крестьянка в саду 1911
Крестьянка в саду 1911
Картина Бучкури Крестьянки. 1910
Крестьянки. 1910
картина Бучкури "Портрет женщины"
Портрет женщины, Бучкури А.
Картина "Настя" ,Бучкури
Настя,
5. Прочие картины

На первый взгляд кажется, что небогатое убранство крестьян свидетельствует о простоте и незамысловатости их жизни, особенно на фоне изысканности и внешнего лоска людей привилегированного сословия. На самом деле, за кажущейся простотой скрывается та же чувственность, та же сложность взаимоотношений, те же сложные характеры, то же горе.

Картина “Похороны” написана в 1905 году. В центре полотна безликие фигурки участников процессии. Не узнать нам и кого провожают в последний путь. Болезнь ли, голод ли, кровавые события в мятежной стране, неудачи в русско-японской войне, да мало ли поводов для горя у русского народа… просто смерть, как часть жизни человека.

Картина Бучкури, "Похороны"
Похороны

И снова женщины, дающие и поддерживающие жизнь. Картина “Прачки”. Обычная сцена из жизни простых женщин, естественная и трудовая.

Картина Бучкури "Прачки"
Прачки, 1905 г.

В 1907 году Александр Бучкури вернулся в Воронеж, где с 1909 года стал преподавать в местной рисовальной школе, затем в Свободных художественных мастерских, в Художественно-промышленном изотехникуме.

«Рисуйте просто, подходя со вниманием и без заученности к каждому рисунку, как будто вы никогда не рисовали, не будьте гордыми, не бойтесь унизиться до того, чтобы передать то, что есть в природе, работайте изо дня в день неустанно и упорно и не ради славы или корысти. Доверяйте себе, своим ощущениям, своим действиям, истинное твое тебя не обманет, а даст возможность проявить свою уникальность, а возможно, и оставит след в истории» — говорил Бучкури своим ученикам.

В 1912 году Бучкури завершил работу над полотном “Свадебный поезд”. Эта одна из сильных картин заставляет пересмотреть ставшие для нас привычными взгляды на некоторые вещи. Так, традиционно свадебные торжества нами воспринимаются как повод для радости и веселья. Но кто сказал, что свадьба — это весело? Кому весело?

Картина Бучкури "Свадебный поезд"
Свадебный поезд, 1912 г.

Симпатичная, но в свое время не принятая художественным советом картина «У цирка». Художнику пришлось выставить ее на продажу за долги. К счастью, куплена она была музеем изобразительных искусств, и потому чудом сохранилась.

Картина Бучкури А. "У цирка"
У цирка, 1936 год

Ну и, пожалуй, одной из самых сложных по тематике в творчестве Александра Бучкури стала картина “Вывод”. На ней изображена сцена наказания мужем жены. В простонародье подобное действие называлось “вывод”. Заподозривший в измене жену, супруг мог с позором прогнать ее, нагую и привязанную к лошади, по всему селу под улюлюканье толпы. Именно этот позорный дикий обычай и запечатлел художник. Очень долго велась работа над картиной, и по мнению экспертов, так и осталась незавершенной из-за внушительных размеров, в частности.

Александр Бучкури, "Вывод"
Александр Бучкури, «Вывод», 1937
6. Смерть в оккупированном Воронеже

Это только малая часть работ воронежского художника Александра Бучкури. Многие работы были спрятаны им на территории своей мастерской во время оккупации немцами города, однако после освобождения Воронежа полотна так и не были найдены.

каждый из нас

Во время Великой отечественной войны художник погиб от рук фашистских захватчиков. По словам очевидцев, Александр Алексеевич вместе с супругой (также художницей) Вассой Иосифовной Епифановой в числе других воронежцев были расстреляны летом 1942 года.

Сегодня в Воронеже одна из улиц города, недалеко от того места, где проживал художник, названа в его честь. Ряд картин Бучкури можно увидеть в музее им. Крамского.

Николай Ге: 9 интересных сведений о художнике

Художник Николай Ге
1. Николай Ге, происхождение, география проживания художника

Родился Николай Николаевич Ге в Воронеже, в 1831 году в дворянской семье. В роду Ге были выходцы из Франции, отсюда нерусская фамилия. Николай рано остался без матери, ее ему заменила няня. В возрасте 5 лет будущий художник был перевезен отцом в Киев. В 26 лет Ге уехал в Европу и прожил там продолжительное время, уделяя много времени работе. В 38 лет Ге вместе с семьей вернулся в Россию, в город Петербург, который он, однако, спустя шесть лет покинул и перебирался на Черниговщину, на хутор Ивановский, что неподалеку от ж/д станции Плиски.
Рассвет. Хутор Ивановский
Рассвет. Хутор «Ивановский». Этюд
2. Образование

В 1847 году по настоянию отца Ге поступает на физико-математическое отделение философского факультета Киевского университета. Однако в 1850-м, оставив университет, он поступает в Императорскую Академию художеств, что в Санкт-Петербурге.

Через семь лет старательной учебы в 1857 году за работу “Саул у Аэндорской волшебницы” Ге получил Большую золотую медаль. Такого рода наградой отмечались лучшие ученики. Подобное признание академиков позволяло художнику отправиться за границу оттачивать свое мастерство за счет учебного заведения сроком на шесть лет. В Европе у Николая Николаевича и Анны Петровны родятся два сына — Николай и Петр.

картина Ге, Аэндорская волшебница вызывает тень Самуила
Аэндорская волшебница вызывает тень Самуила, 1856
3. Вторая половина, история знакомства

В январе 1855 года Ге знакомится со своей будущей женой Анной Петровной Забелло. Предыстория: во время учебы в ИАХ Николай Николаевич делил квартиру со студентом-скульптором, а также просто хорошим другом, Парменом Забелло. Последний часто получал письма от своей сестры Анны, и как-то Ге довелось прочесть одно из таких писем девушки своему брату, после чего он окончательно увлекся незнакомкой. Спустя время, Ге решил, что никакая девушка кроме Анны не станет его женой. Так и случилось, в 1856 году 25-летний Ге женился на 24-летней Анне Петровне Забелло.
Супруга художника Ге
Анна Петровна Ге (Забелло)
4. Признание

За границей Николай Николаевич, в основном, занимается пейзажной живописью, т.к. подобного рода картины были востребованы и приносили прибыль. Но художник, тем временем, уже вынашивает идею масштабного характера, которая потом воплотится в полотне “Тайная вечеря” (1863). Построенный на контрасте, сюжет изображает конфликт двух личностей: Христа и Иуды.

Николай Ге в своем творчестве, изображая Христа, рискнул отойти от иконографических традиций, придавая его облику черты земного человека. Появление картины совпало с выходом в свет книги Жозефа Эрнеста Ренана “Жизнь Иисуса”. Новый взгляд на образ Христа как на сына человеческого произвел тогда фурор среди публики. А картина Ге стала наглядным дополнением к новому мировоззрению. За полотно “Тайная вечеря” Николай Ге получил звание профессора Академии художеств, минуя звание академика.

Картина Ге, "Тайная вечеря"
Тайная вечеря, 1886
5. Духовные и творческие искания Ге. Страстной цикл

В 1867 году Ге пишет картину “Вестники Воскресения”, не нашедшей своей публики.
картина Ге, Вестники Воскресения,1867
Вестники Воскресения,1867

1869 год — год создания работы “В Гефсиманском саду”, также подвергшегося критике за “неумелость”, так обосновали критики экспрессивную манеру художника.
В Гефсиманском саду, картина Ге.
В Гефсиманском саду,1869

Последние годы Ге посвятил созданию “Страстного цикла”. В цикл вошли следующие полотна: «Совесть. Иуда» (1891), «Суд синедриона. “Повинен смерти!”» (1892), «Распятие» (1892), «Голгофа» (1893). Все эти картины, некогда разбросанные по разным музеям, наконец, собраны в единую выставку.
Ге н, Совесть. Иуда. 1891
Ге н, Совесть. Иуда. 1891
Ге Н. Суд синедриона. “Повинен смерти! 1892
Ге Н. Суд синедриона. “Повинен смерти! 1892
Ге Н. Распятие, 1892
Ге Н. Голгофа, 1893
Ге Н. Голгофа, 1893
Христос с учениками входит в Гефсиманский сад, Ге
Христос с учениками входит в Гефсиманский сад, 1888

Не так давно Третьяковская галерея приобрела за рубежом более 50 рисунков Н. Ге. Когда-то они принадлежали сыну художника, но после его смерти считались пропавшими. Все решил случай: однажды, это было в 1950-х годах, на блошином рынке в Швейцарии некий архитектор приобрел никому не интересные зарисовки. Ими оказались наброски к картинам из “Страстного цикла”, по которым теперь мы может проследить, как формировались образы, как задумывалось построение композиции.
6. Влияние Толстого


В январе 1882 года Ге знакомится со статьей Л. Н. Толстого «О переписи в Москве», после прочтения которой «из язычника превращается в христианина». С этого момента начинается новый период в жизни Ге, сильно скорректированный религиозно-нравственными идеями Толстого. Художник, как и писатель, теперь стремится к простому, аскетичному, образу жизни. Он становится вегетарианцем, бросает курить, наравне с крестьянами работает физически, разводит пчел. Также Ге освоил кладку печей, и это мастерство потом охотно проявлял в крестьянских избах.
Николай Ге на пасеке
1891 года, Н.Н. Ге на пасеке на хуторе Ивановском
7. Беспокойные родственники

Дочь старшего брата Н. Н. Ге, Зоя, принадлежала к революционному кружку, за что была арестована. Николай Николаевич взял ее на поруки. Благодаря хлопотам Л. Н. Толстого, удалось заменить грозившую ей ссылку в Сибирь административной высылкой в Черниговскую губернию, на хутор к дяде, знаменитому художнику.
Зоя Ге
8. Скандальная картина Ге

Факт 7. В 1890-м г. по распоряжению градоначальника Петербурга Грессера П. А. картину Н. Н. Ге «Что есть истина?» Христос и Пилат сняли с 18-ой ТПХВ, вышел запрет на ее экспозицию и в других российских городах. Благодаря участию Л. Н. Толстого, полотно покупает Третьяков П. М. Через несколько лет запрет будет снят.
Что есть истина? Христос и Пилат, Ге.
Что есть истина? Христос и Пилат, 1890
9. Закат

Умер Ге в 1894 году (63 года), оставив после себя богатое наследие, положившее начало реалистическому направлению в искусстве на религиозную тематику.
дом художника Ге на хуторе Ивановском
Дом Н. Н. Ге на хуторе Ивановском
Картина Ге, Аллея в старом парке,
Аллея в старом парке, 1893
Вид из Санто-Теренцо на Леричи ночью, Ге.
Вид из Санто-Теренцо на Леричи ночью. Этюд. 1860-е
Залив в Вико, картина Ге.
Залив в Вико близ Неаполя. Этюд, 1858
картина Ге, “Петр I допрашивает царевича Алексея в Петергофе”,
“Петр I допрашивает царевича Алексея в Петергофе”, 1871
А. С. Пушкин в селе Михайловском, Ге
А. С. Пушкин в селе Михайловском, 1875
Ге Н. Портрет М.П.Свет. 1891.
Ге Н. Портрет М.П.Свет. 1891.
Портрет писателя Льва Николаевича Толстого,картина Ге
Портрет писателя Льва Николаевича Толстого, 1884
Ге Н. Портрет М.Л.Толстой, дочери писателя. 1891
Ге Н. Портрет М.Л.Толстой, дочери писателя. 1891
Лейла и Хаджи Абрек. Ге
Лейла и Хаджи Абрек. 1852.

Киселева Елена Андреевна (1878 — 1974), Воронеж — Белград

В 60-х годах ХХ века после нескольких десятилетий забвения имя художницы Елены Андреевны Киселевой вновь стало популярным. Случилось это благодаря Маргарите Ивановне Луневой, искусствоведу, сотруднице Воронежского областного художественного музея им. Крамского, которая проявила интерес к судьбе и творчеству художницы, предприняла ее поиски, и, в итоге, нашла Елену Андреевну в столице Сербии. Выставки работ Елены Андреевны, организованные стараниями Луневой, были приняты публикой с восторгом. С тех пор имя Киселевой прочно закрепилось среди имен маститых российских художников.

Елена Киселева, семья, ранние годы

Елена Андреевна Киселева родилась в 1878 году в Воронеже в семье Андрея Петровича Киселева, математика, педагога, автора учебника по геометрии, вошедший в состав обучающей литературы для школьников. Мать Мария Эдуардовна (в девичестве Шульц) занималась воспитанием детей, а также благотворительностью. Кроме Елены у четы Киселевых были сын Владимир и дочь Надежда.

“Портрет А. П, Киселева” елена киселева
“Портрет А. П, Киселева” (1906)

В 1901 году в хуторе Литаева (ныне местность переименована в Хреновое) на реке Усманка Киселевы приобрели усадьбу Отрадное и переоборудовали ее в школу для крестьянских детей. Через 17 лет она была национализирована и использовалась как детский дом.

усадьба Отрадное, с. Хреновое, воронежская область
усадьба Отрадное, с. Хреновое, Новоусманский р-н Воронежской обл.

Первыми учителями по рисованию Елены стали Пономарев М. И. и позже Соловьев Л. Г.

“Монахи (Не туда заехали)”. Соловьева
картина Л. Г. Соловьева “Монахи (Не туда заехали)”.

В 12 лет Киселева поступает сразу во второй класс Мариинской женской гимназии.

Первая Мариинская гимназия в Воронеже
Первая Мариинская гимназия в Воронеже

Образование

В возрасте 18 лет Елена поступила на Бестужевские курсы в г. Санкт-Петербурге на факультет математики. Проучившись там два года, девушка оставляет мысль быть преподавателем математики, как отец, и выбирает другой путь — решает стать художницей.
В 1900 году после двух лет обучения в училище при Академии Художеств Елена Андреевна становится студенткой Академии. Наставником ее стал И. Е. Репин.

В 1903 году Киселева совместно с Евгенией Марцелиновной Малешевской, еще одной ученицей Репина, приступили к работе над заданием педагога. Он поручил им выполнить диораму “Ассамблея при Петре I”.

В том же 1903 году Киселева впервые приезжает в Париж. Здесь, попав под влияние новых тенденций в искусстве, она исполнила свою дипломную работу “Парижское кафе”. Однако на родине ее творческие эксперименты одобрения со стороны Совета академиков не получили. Неприятие и критика педагогов тогда сильно повлияли на художницу, следствием чего стала длительная депрессия.
Дабы помочь себе выйти из мрачного настроения, Елена Андреевна берет академический отпуск и снова едет в Париж. Там она начинает посещать частную художественную школу Эжена Каррьера, известного в Европе графика и живописца.

Эжен Каррьер
Femme accoudée à la table, Эжен Каррьер

Еще в студенческие годы Киселева вышла замуж за Николая Александровича Черного-Переветанного. Брак этот не был долгим. После отъезда Елены Андреевны в Европу, супруги расстались, хотя официально развелись только в 1923 году. При этом всю жизнь они сохраняли самые дружеские отношения.

Киселева Елена “Портрет Н. А. Черного”
“Портрет Н. А. Черного”

Признание

Дипломной работой художницы Елены Киселевой стала картина “Невесты. Троицын день”, за которую она получила звание художника.

Троицын день
“Невесты. Троицын день”

За «Невест» Елена Андреевна получила право пенсионерской поездки в Европу, став, таким образом, первой женщиной в России, удостоившейся подобной чести. Пенсионерство давало возможность художнику продолжать обучение за границей при финансовой поддержке Академии.

В 1908 году Киселева снова едет в Париж, где посещает Академию Рудольфа Жюлиана (там же десятилетием ранее обучалась М. Башкирцева).

академия жюлиана
Академия Жюлиана. Изображение: скриншот Googlemaps, октябрь 2017 года. http://maria1884.blogspot.com/2017/10/blog-post.html

За проведенные два года в Европе, Елена приняла участие в выставках Нового общества и Союза русских художников, также отметилась на выставках Мюнхена и Рима. Самыми известными работами после европейской стажировки стали ее картины “Мать и дочь” (1911) и “У себя. Автопортрет” (1908).

“У себя. Автопортрет” (1908) биография Киселевой-Билимович
“У себя. Автопортрет” (1908)

За картину “У себя. Автопортрет” Киселева получила премию им. А. И. Куинджи, а сам портрет подарила художнику и архитектору Н. Б. Бакланову, благодаря дочери которого впоследствии эта работа оказалась в Воронежском музее.

испанки, “Мать и дочь” (1911)
“Мать и дочь” (1911)

До 1917 года самый успешный творческий период в жизни Елены Киселевой. О ней хорошо отзывалась критика, ее хвалил Репин. Она востребована как портретист — к ней часто обращаются с заказами. Ее работы на выставках пользуются популярностью.

картина “Ревность” (1907)
“Ревность” (1907)
“Девушка в красном” (1907) портрет моложой девушки
“Девушка в красном” (1907)

Жизнь удалась

Невооруженным глазом видно, что Киселева предпочитала писать портреты, причем, в основном, женские. Как художница, она узнаваема. Ей удалось выработать свой стиль, «соединяя традицию русской реалистической школы с приемами постимпрессионизма».

«Я всегда была портретисткой и страстно любила изображать красивых интересных женщин,» — признается в одном из писем художница.

“Портрет Татьяны Платоновой-Поздняк”
“Портрет Татьяны Платоновой-Поздняк”

“На балконе” (1910)
“На балконе” (1910)

“Портрет дамы (Портрет Любови Бродской)”
“Портрет дамы (Портрет Любови Бродской)”

Сама же Елена Андреевна признавала своей лучшей работой картину “Маруся” (1913).

“Маруся” (1913) полотно Киселевой
“Маруся” (1913)

Вне творчества

В 1913 году в личной жизни художницы Киселевой назрели перемены. При посещении одной из своих выставок в Париже, она знакомится с Антоном Дмитриевичем Билимовичем. по иронии судьбы, математиком. Вскоре он станет ее мужем.

Киселева Е. “Портрет А. Д. Билимовича ” (1913)
“Портрет А. Д. Билимовича ” (1913)

Спустя время Белимович и Киселева переезжают в Одессу, где в 1917 году у них родился сын Арсений (1917-1944).

Арсений. сын художницы
“Портрет сына” (1925) (фрагмент)

В 1918 году Билимович находится в должности ректора Новороссийского университета. Но в связи с продолжающейся гражданской войной семья вынуждена эмигрировать в Югославию (Королевство сербов, хорватов и словенцев).

Супруги Билимовичи
Супруги Билимовичи

В эмиграции Киселева уже значительно меньше пишет портреты и лишь изредка участвует в выставках.

“Базар в Которе” (1925) Балканы на картинах художников
“Базар в Которе” (1925)

Во время Второй мировой войны сын Киселевой вместе с женой был арестован немцами и отправлен в концлагерь. Вернувшись после освобождения, Арсений вскоре умер. Посмертный портрет сына стал последней работой художницы Елены Киселевой.