Костомаров Николай Иванович (1817-1885), Юрасовка — Санкт-Петербург

Костомаров Николай Иванович

1. Кто такой Костомаров Николай Иванович

Костомаров Николай Иванович — это русский историк, который одним из первых заинтересовался историей «малорусской» народности, после чего занялся подробным ее изучением и описанием. Как исследователь прошлого, Костомаров обратил свое внимание на историю простого народа (великороссов и малороссов), его быта, традиций, песенного творчества. Будучи уверенным в том, что малорусы — это составная часть великорусского народа, Костомаров ратовал за идею панславянизма и федеративного устройства общего славянского государственного объединения по типу США. Благодаря Николаю Ивановичу, в исторической науке наметилось создание и развитие краеведения.

«…отчего это во всех историях толкуют о выдающихся государственных деятелях, иногда о законах и учреждениях, но как будто пренебрегают жизнью народной массы? Бедный мужик-земледелец-труженик как будто не существует для истории; отчего история не говорит нам ничего о его быте, о его духовной жизни, о его чувствованиях, способе его радостей и печалей
Костомаров Н. И. «Автобиография»

Далее, Костомаров — публицист, его перу принадлежат ряд опубликованных исторических работ. Николай Иванович известен также как педагог. В своей преподавательской деятельность он прославился как превосходный лектор. Его лекции по истории пользовались неизменной популярностью у студентов. Отметился Костомаров также в этнографии и литературе.

2. Происхождение

Николай Костомаров
Николай Костомаров

Костомаров Иван Николаевич родился 4 мая 1817 году в слободе Юрасовка Острогожского уезда Воронежской губернии.

Происхождение Костомарова интересно тем, что рожден он крепостной крестьянкой (Мельникова Татьяна Петровна), меж тем как отцом его был помещик Иван Петрович Костомаров. Для своего времени последний отличался своеобразными, передовыми взглядами на сложившиеся общественные устои. А потому в жены он предпочел взять не ровню себе, а девушку из простого народа. На тот момент Татьяне Петровне было приблизительно 10-11 лет.
Хозяин отправил девочку в московский частный пансион, дабы та могла обучиться манерам и получить некоторые знания, положенные барышням того времени. Однако в 1812 году образование пришлось прервать из-за наступления Наполеона.

Когда Татьяне исполнилось 17 лет, родители Костомарова обвенчались, однако сына Иван Петрович усыновить не успел. Он погиб от рук своих же крепостных, когда мальчику было 11 лет. Так, Николай, оставаясь крепостным своего покойного отца, перешел по наследству его ближайшим родственникам. Когда же все юридические вопросы были решены, Николай вместе с матерью поселились в выделенном им доме на краю села.

Дебют

3. Образование

Костомаров Николай
Н. Костомаров, художник Н. Ге.

Первый опыт вне домашнего образования Костомаров получил в московском пансионе, блестяще там себя зарекомендовав по всем дисциплинам за исключением танцев. Далее последовало обучение в Воронеже: сначала пансион, затем гимназия. Однако уровень образования здесь было несравнимо ниже, чем в московском пансионе. Тем не менее, курс обучения Костомаров завершил, после чего, изрядно подготовившись где-то самостоятельно, где-то с помощью репетитора, он поступил в Харьковский университет на историко-филологический факультет.

В самом начале обучения в университете Николай Иванович, как человек любознательный и увлекающийся, не мог для себя определиться, что же ему действительно интересно. Область интересов его была широка: так, например, изучение французского языка скоро сменилось на изучение древних языков, далее итальянский язык привлек внимание, а следом он стал пытаться писать стихи и т.д. Постепенно появилась некая упорядоченность в обретении знаний, и Костомаров сконцентрировался на углубленном изучении истории.

В 1837 году Костомаров получил степень кандидата, после чего решил испытать себя в военном деле. Он поступил на службу в Кинбурнский драгунский полк, который на тот момент находился в Острогожске. Однако военные учения и вообще образ жизни военных скоро наскучили молодому ученому, и тогда он нашел интерес в исследовании архивных документов уездного суда, в котором сохранились старые дела казачьего полка, находившегося здесь еще со времен основания города. Вскоре оставив службу, Николай Иванович погрузился в изучение архива, и результатом стала исследовательская работа по описанию Острогожского слободского полка.

В 1837 году Костомаров получил степень кандидата, а в 1840 году сдал экзамен на степень магистра.
В 1842 году Костомаров подготовил диссертацию «О значении унии в западной России». Однако работа эта не понравилась архиепископу Харьковскому Иннокентию, и с его подачи была запрещена и приговорена к изъятию и дальнейшему сожжению.
Через год Костомаров предоставил новую диссертацию «Об историческом значении русской народной поэзии».

4. Панславянизм, наказание за идею

Еще во время учебы в университете Костомаров обратил внимание на то, что о жизни простого народа совсем нет никаких задокументированных сведений: «Не может быть, чтобы века прошедшей жизни не отпечатались в жизни и воспоминаниях потомков: нужно только приняться поискать — и, верно, найдется многое, что до сих пор упущено наукою. Но с чего начать? Конечно, с изучения своего русского народа; а так как я жил тогда в Малороссии, то и начать с его малорусской ветви». Так, в скором времени Николай Иванович выучил малорусский язык и даже стал писать на нем стихи. Параллельно с этим он задумал написать книгу, посвященную личности Богдана Хмельницкого, изложить свой взгляд на ту легендарную эпоху.

В Киеве, куда Костомаров перебрался после Ровно для изучения местности, где некогда происходили интересующие его события времени Хмельницкого, он был принят в Киевский университет на должность преподавателя русской истории. Здесь молодой ученый сошелся с близкими по духу людьми. В частности, с украинскими поэтами Кулишем П. А. и Шевченко Т. Г., Гулаком Н. И., Белозерским В. М., а также Навроцким А. А. и Маркевичем А. В. Все они разделяли идею Костомарова об объединении славянских народов:

«Мы стали воображать все славянские народы соединенными между собою в федерации подобно древним греческим республикам или Соединенным Штатам Америки, с тем чтобы все находились в прочной связи между собою, но каждая сохраняла свято свою отдельную автономию. Федерация только по одним народностям не оказалась для нас вполне удобною по многим причинам, а в особенности по количественному неравенству масс, принадлежавших к народностям. Какое в самом деле союзничество на основаниях взаимного равенства могло существовать между ничтожными по количеству лужичанами и огромною массою русского народа с неизмеримыми пространствами его отечества?»
Костомаров Н. И. «Автобиография».

Так, дружеские обсуждения молодых людей способов реализации идей панславянизма плавно перешли к принятию ими решения когда-нибудь в недалеком будущем создать общество, которое стало бы объединяющим центром последователей этой великой мысли. Обществу этому даже было придумано название: Кирилло-Мефодиевское братство. Несмотря на то, что дальше разговоров дело так и не зашло, Костомаров и его друзья попали из-за этих обсуждений в неприятную историю. Некий студент Петров, подслушав, донес на них.
Костомарова арестовали и повезли в Петербург, где после следствия ему было предъявлено обвинение в незаконном создании украино-славянского общества с целью объединения славян в одно государство (другими словами, за сепаратизм), за что последовало следующее наказание: «лишить его занимаемой им кафедры, заключить в крепость на один год, а по прошествии этого времени послать на службу в одну из отдаленных губерний, но никак не по ученой части, с учреждением над ним особого строжайшего надзора»

После года заключения в Петропавловской крепости, Костомаров был отправлен в Саратов, где находился под надзором полиции. Здесь он продолжил работу над «Богданом Хмельницким», занимался сбором местных песен и преданий, интересовала его также тема раскольничества, благо старообрядцев в этом краю оставалось достаточно, и Николай Иванович имел возможность лично с ними общаться.
В «саратовский» период Костомаров познакомился с Д. Л. Мордовцевым, который вслед за ним увлекся идеей развития общественного интереса к областной жизни народа, его традиций и особенностей.

5. Костомаров-лектор
Костомаров Н. И.

В 1856 году надзор за Костомаровым отменили, позволили также печатать его произведения. В 1859 году Николая Ивановича пригласили в Санкт-Петербургский университет преподавать русскую историю. Довольно быстро его лекции приобрели популярность среди студенчества. Вероятно, причиной тому стал его самостоятельный подход к изучению исторической науки, что воспринялось молодыми людьми 1860-х годов, настроенными на перемены, как признак грядущей новой жизни: некоторые выводы Костомарова шли вразрез с устоявшимися на тот момент положениями, за что он был, кстати, неоднократно критикуем мэтрами.

«В 1860 году напечатанная в первом номере «Современника» моя статья «Начало Руси» вооружила против меня Михаила Петровича Погодина. Старый ветеран истории никак не мог переварить смелости, с какою я отважился на разбитие системы происхождения Руси из норманнского мира. Он прибыл в Петербург и, встретив меня в Публичной библиотеке, предложил мне вступить с ним в публичный диспут по этому вопросу. Я, погорячившись, тотчас согласился… Диспут наш состоялся 19 марта. Как и следовало ожидать, он кончился ничем: каждый из нас остался при своем мнении; впрочем, как я имел случай слышать мнение публики, большинство ее склонялось на мою сторону».
Костомаров Н. И. «Автобиография»

Впрочем, обожание аудитории оказалось непостоянным. Не обнаружив в любимом преподавателе «признаков либеральничанья» во время студенческих волнений в 1861 году, молодежь, наиболее радикально настроенная, затаила на Костомарова злобу. Проявилась она в срыве одной из его публичных лекций в городской думе, которые добровольно проводились некоторыми преподавателями, в том числе и Костомаровым, после закрытия петербургского университета в результате студенческих беспорядков. Причиной агрессии стал отказ прекратить чтение лекции в знак протеста против ареста и высылки из столицы профессора Павлова П. В. (за публичное чтение своей статьи «Тысячелетие России», а именно: в завершении своего выступления он произнес евангельскую фразу «имеющие уши слышати, да слышат», невероятно пришедшуюся по душе аудитории).

«Я собирался продолжать свои публичные лекции и только искал места для чтения, так как Дума после случившегося скандала не соглашалась уступать своего зала. Тут приехал ко мне Чернышевский и стал просить меня не читать лекций и не раздражать молодежь, потому что, как ему известно, молодежь, сильно негодуя против меня, собирается устроить мне в моей аудитории скандал похуже прежнего. Я отвечал, что если ему это известно, то гораздо справедливее было бы обратиться не ко мне, а к тем, которые думают устроить скандал, и уговорить их не делать этого. Чернышевский уехал от меня рассерженный и сказал, что постарается приостановить мои лекции просьбою у министра и у генерал-губернатора. Я заявил ему, что если правительственные лица, облеченные правом, приостановят чтение лекций во избежание беспорядков, то я подчиняюсь этому; притворяться же больным, когда я не болен, не стану, потому что это значило бы, заявивши публике о будущем моем чтении, вдруг испугаться молодежи и волею-неволею примкнуть к их партии и участвовать в программе их действий. Через день после этого я получил от министра извещение о том, что чтение публичных лекций приостанавливается».
Костомаров Н. И. Автобиография

В 1862 году Костомаров оставил должность профессора Санкт-Петербургского университета. Позже ему дважды предлагалось место в Киевском университете, а также в Харьковском. Костомаров же предпочел погрузиться в исследовательскую деятельность.

6. Костомаров об малороссах

На Украине Костомаров весьма почитается. В его честь названы улицы в ряде городов, и это неудивительно: Николай Иванович, действительно, много сделал для украинского народа и сохранения его культуры. Помимо сбора исторических сведений по истории Малорусского края с последующим написанием работ, Костомаров ратовал за издание книг на малорусском языке, чтобы носителям этого наречия было проще заниматься образованием.

«Оказывается, что русская народность не едина; их две, а кто знает, может быть их откроется и более, и тем не менее оне — русския… Очень может быть, что я во многом ошибся, представляя такия понятия о различии двух русских народностей, составившияся из наблюдений над историей и настоящей их жизнию. Дело других будет обличить меня и исправить. Но разумея таким образом это различие, я думаю, что задачею вашей Основы будет: выразить в литературе то влияние, какое должны иметь на общее наше образование своеобразные признаки южнорусской народности. Это влияние должно не разрушать, а дополнять и умерять то коренное начало великорусское, которое ведет к сплочению, к слитию, к строгой государственной и общинной форме, поглощающей личность, и стремление к практической деятельности, впадающей в материальность, лишенную поэзии. Южнорусский элемент должен давать нашей общей жизни растворяющее, оживляющее, одухотворяющее начало. Южнорусское племя, в прошедшей истории, доказало неспособность свою к государственной жизни. Оно справедливо должно было уступить именно великорусскому, примкнуть к нему, когда задачею общей русской истории было составление государства. Но государственная жизнь сформировалась, развилась и окрепла. Теперь естественно, если народность с другим противоположным основанием и характером вступит в сферу самобытнаго развития и окажет воздействие на великорусскую.»

Несмотря на обвинения современников в украинофильстве и в сепаратизме, Костомаров никогда не желал раскола русского народа, напротив, по его логике близкие народности должны держаться сообща, прикрывая слабые стороны друг другу. То же, по мнению ученого, относится и к полякам, чьи претензии на принадлежность к истинным «славянам» (русские по их пониманию никакие не славяне) нисколько не обоснованы.
Возможно, идеи Костомарова о славянском единстве несколько идеалистичны, но все же имеют право на существование. Тем не менее, сегодня мы, люди 21 в., можем констатировать: славянским народам, как и в далеком прошлом их предкам, все так же легче расколоться, чем найти точки соприкосновения и объединить усилия. Особенность общего менталитета, видимо.

7. Заметки Костомарова о либералах. Актуально
Костомаров Н. история России

«Все это делалось в эпоху самого крайнего развития либерального движения умов в России. В образованной молодежи начиналось направление, которое так характеристично прозвано нигилизмом. То было недовольство всем существующим общественным, семейным и политическим строем, у иных переходившее уже в мечтания о перестройке общественного здания, — у других ограничивалось либеральными осуждениями всего того, что нравилось правительству и пожилым людям.

… Настало новое царствование, а с ним — иные времена. Само правительство рядом предначатых реформ показало, что у нас накопилось много требующего изменения. Русские умы стали проникаться мыслию, что в России слишком много дурного и наше общество требует радикального возрождения. Как всегда и везде бывает, мыслящая молодежь несется без удержу вперед; все, что делается вокруг нее хотя бы с явными целями улучшений, ей кажется малым, недостаточным; ей хотелось бы видеть совершившимся в несколько месяцев то, на что по неизменным законам истории потребны годы, десятки лет и даже века! «У нас все дурно!» — такая фраза сделалась модною и стереотипно произносилась всяким, кто не хотел быть или казаться отсталым. Что в нашем общественном строе, как и вообще во всех человеческих обществах, есть темные стороны — это ни для кого не новость, и иначе быть никогда не могло, пока человечество проходит свое земное поприще; но пылкая молодежь редко умеет отличать злоупотребления от сущности того, чем злоупотребляет, склонна бывает смешивать то и другое, и вместо того чтобы обрезывать ветви дерева, мешающие его росту, посягает на самый корень.

В ту эпоху, о которой идет речь, молодежь стала попирать все, пред чем старое поколение благоговело: религию, государственность, нравственность, закон, семейство, собственность, даже искусство, поэзию и таланты. Наука имела для нее важность только в утилитарном отношении, насколько она могла содействовать улучшению материального быта человека. Все, что прежде считалось достоянием духовного мира, отвергалось как праздное занятие, и самый духовный мир назывался мечтою. Нет сомнения, что во всех исчисленных сферах были всегда и везде темные стороны, возбуждавшие ум к критике.

Религия, в вульгарном смысле, нисходила до ханжества или бессмысленной приверженности к символической букве; государственность, как показывала история, нередко являлась в форме бессмысленного насилия над массами народа, люди государственные придавали ореол святости тому, что держалось на обмане, создавали права, основанные вначале на дикой силе, закон часто выказывался бессильным против людских пороков или служил им благовидною прикрышкой; права собственности, упорно защищаемые собственниками, обличали свою несостоятельность, как только подвергались критике средства возникновения и упрочения собственности; семейство представляло слишком частые случаи, показывающие, что на деле происходило совсем не то, что признается предрассудками общества; нравственность вообще имела очень шаткое и неточное применение: что в одно время или в одном месте считалось нравственным, то в иных временах и местах признавалось противным; наконец, искусство, поэзия и свободная наука оказывались по большей части привилегиями счастливцев мира сего, эксплуатировавших бедную, невежественную массу народа.

Такой мрачный взгляд не человеческие отношения не был новостью: сам Спаситель Христос положил ему начало для своих последователей. Его пламенная проповедь против фарисеев была осуждением и приговором для ханжества всех веков. В противоположность земному величию владык и царей, требовавших себе поклонения, Спаситель указал правила признавать старшим над всеми того, кто будет всем слугою».
Автобиография. Костомаров Н. И.

8. Знаменитые работы. Мемуары

Первые крупные работы Костомарова посвящены таким личностям как Богдан Хмельницкий и Степан Разин («Бунт Стеньки Разина»).
В 1860 г. в журнале «Современник» была напечатана статья Костомарова «Начало Руси». В том же году его избрали членом археографической комиссии, и в этом статусе он начал писать ряд монографий на основе актов по истории Малороссии XVII века с целью получить цельную историю Малороссии 17 в. времени Богдана Хмельницкого.

Кроме журнала «Современник» Костомаров сотрудничал также с журналом «Русское слово» и «Основа». Последний был ему наиболее близкий по духу. Издаваемый в С.-Петербурге украинский журнал «Основа» был создан по инициативе, в частности, некоторых давних друзей Костомарова, знакомых ему еще со времен обсуждения создания Кирилло-Мефодиевского общества. На страницах этого журнала он опубликовал много статей, посвященных аргументации существования двух русских народностей.

Перечень работ:
Костомаров Н. И. Русская история в жизнеописаниях её главнейших деятелей;
Очерк домашней жизни и нравов великорусского народа в XVI и XVII столетиях. Костомаров Н. И.;
Мысли о федеративном начале в древней Руси.Н. Костомаров;
Кто был первый Лжедимитрий?: историческое исследование Н. Костомарова;
Гетманство Юрия Хмельницкого. Костомаров Н. И.;
Повесть об освобождении Москвы от поляков в 1612 году и избрание царя Михаила. Н. Костомарова;
Украинский сепаратизм: (неизвестные запрещенные страницы). Н. И. Костомаров.

Отдельно стоит упомянуть «Автобиографию» Костомарова. Здесь лаконичное и яркое описание своего жизненного пути дополняется им упоминаниями о людях, которые так или иначе присутствовали в жизни Костомарова, рассказами о знаковых событиях современной ему эпохи.
Эта книга будет также полезна тем, кто интересуется взаимоотношениями поляков и русских: Костомарову удалось ярко запечатлеть настроения и чаянья поляков во время нахождения их в составе Российской Империи. Упомянул он также о студенческих волнениях 1860-х годов и о модном тогда среди молодежи нигилизме. Интересны также впечатления историка от поездок как по России 19 в., таки по Европе.

9. Личная жизнь. Закат
Крагельская (Кисель) Алина Леонтьенва, супруга Костомарова н.
Крагельская (Кисель) Алина Леонтьенва, супруга Костомарова Н.

В 1847 году, проживая на тот момент в Киеве, Костомаров повстречал девушку, Алину Леонтьевну Крагельскую. Молодые люди запланировали свадьбу, но буквально в назначенный день венчания Костомаров был арестован по обвинению в незаконной организации сообщества. После этого он отбыл год в заключении, после чего отправился в Саратов в ссылку. Будущее молодого человека было весьма туманно. Невесте не оставалось ничего другого, как поддаться уговорам родителей и расстаться с Костомаровым, чтобы в скором времени выйти замуж за другого.

Спустя много лет (1873 г.), будучи проездом в Киеве, Костомаров вновь встретился со своей невестой. Та овдовела к этому времени и одна растила троих детей. В 1875 году свадьба Костомарова и Крагельской все-таки состоялась. Вместе они прожили 10 лет.

Судя по воспоминания, Костомаров был весьма мнителен в отношении своего здоровья. Возможно, речь идет об ипохондрии. Часто его поездки по Европе и России сопровождались купанием в море, по советам врачей, к которым он чутко прислушивался.
После перенесенного сыпного тифа в 1875 году Костомаров так и не смог полностью восстановить свое здоровье. Это, в свою очередь, серьезно сказалось на его работоспособности. С той энергией и самозабвенностью историк уже не мог работать.
Через 10 лет, 7 апреля 1885 года в возрасте 67 лет Николай Иванович Костомаров скончался. Похоронен он в Санкт-Петербурге на Литераторских мостках Волковского кладбища.