Инин Владимир. Депутаты правда

Инин Владимир. Депутаты правда

Тема нашей сегодняшней дискуссии – депутаты страны.
Когда в этом году возникла проблема с пенсионерами и Правительство РФ приняло решение о 7-й пенсионной реформе.. Нам говорили, что это связано с тем, что денег в бюджете нет. Не хватает около 2-3 триллиона рублей.
Это, конечно, странно. На футбол деньги есть, на строительство стадионов, на тротуарную плитку, которой… и так далее.
И вот посмотрим на депутатов повнимательней. Знаете сколько в России депутатов? В Государственной Думе – 450 Зарплата депутата 360 000 рублей в месяц. В бюджете 2018-го на каждого из них выделено 1,5 миллиона рублей в месяц. Плюс на каждого депутата 2 помощника (165 000 рублей в месяц) Это федеральные.
А теперь по регионам.
В областной думе – еще 56. И в городской думе еще 24. А в России 86 регионов. Итого около 7000 депутатов по регионам. Вы вообще понимаете сколько это денег? 2 триллиона только навскидку. Это мы просто не считали тендерные заказы депутатов. На мебель, на охрану, на компьютерную технику, на бумагу. На кулеры. Вся страна пьёт воду из под крана – а депутатам нельзя. Им нужна очищенная вода. Они же «не как все».

Пойдем дальше.
Вы знаете, что у большинства депутатов нет юридического образования? Они принимают законы, а сами никакого отношения к юриспруденции не имеют. Они даже УК РФ не читали. (Потому что если бы читали, то знали бы… Есть такая статья «Несоответствие занимаемой должности»)
Чем занимаются депутаты в регионах? Есть федеральные законы, одни для всей страны. Депутаты в регионах даже законы не принимают! Они делят бюджет области, города.

Возьмем бюджет РФ. Знаете, как там прописаны чиновники? Депутаты в частности? Они – бюджетные служащие. А это социальная сфера. А на нее выделено около 30% бюджета страны.
Вы думаете, что бюджетники – это учителя и медики? Нет, это чиновники разного уровня.
Интересно узнать: а сколько бюджетников – депутаты?

<18.10.2018>

каждый из нас

Инин Владимир. Патриот

Инин Владимир. Патриот

Жил на окраине, вдали
От улиц городских
Кузнец, который мастерил
Подковы и ножи.
Но вот к нему однажды днём
Явился господин.
Одежда чёрная на нём.
С охраной, не один.
И говорит: «Мой милый друг!
Есть для тебя заказ.
Враги кишмя-кишат вокруг
И атакуют нас.
Ты копья сделай для казны
И крепкие мечи.
Со щедростью заплатим мы.
А хочешь — выйдешь в чин.»
«Мне званья ваши ни к чему,
а надо для страны —
Оружья сделаю я тьму,
Не пожалею сил.»
Так твёрдо отвечал кузнец.
И — в срок исполнен план:
Мечи и копья во дворец
Доставил караван.
Но вот кузнец на рынке был.
И что же слышит он?
Налоги стали — нету сил.
Правитель ввёл закон.
На площадь собралась толпа,
Ограбленный народ.
А против них пошли войска.
Кровавый был поход.
И говорили: на копье
Лик женщины сиял.
Кузнец нахмурился вдвойне —
Свой личный знак узнал.
«Ах, если б знать!..- он говорил.
— Ковал стальной я клин —
Погибель для врагов страны.
А где теперь враги?
Вдруг стало всё наоборот!
И правду говорят:
Благим намереньем ведёт
Дорога прямо в ад.»

(6.01.2006)

каждый из нас

Инин Владимир. Шморгалка

Инин Владимир. Шморгалка

Однажды я работал в мастерской. И с нами работал пожилой мастер. В один прекрасный день речь зашла про ремонт бензопил. Мастер поправил усы и сказал:
— Молодежь! Смотрю я на Вас и удивляюсь – что там ремонтировать?! Ума-то большого не надо. От длительного использования на поршне изнашиваются кольца. Поэтому нужно заменить кольца и верхнюю часть двигателя, в которую вкручивается свеча зажигания.
Что и говорить! С кем приходится работать! Вы, уж конечно, со Шморгалкой не спали?
— Что? – спросил я.
— Может быть даже, с чем только ни спали, а со Шморгалкой не приходилось?
— Что-то я не понял про Шморгалку,- смутился я.
— Вот я и говорю: удивительные Вы люди.
Рассказываю.

В советское время в школах проводились специальные занятия для старших классов, как факультатив. По получению среднеспециального профессионального образования. Так для девушек проходили курсы кройки и шитья или поварского дела. А для юношей, например, курсы вождения автотранспортом, в частности трактором.

Я рассказываю это к тому, что устройство бензопилы проще, чем устройство дизельного двигателя трактора МТЗ – 80 с водяным охлаждением.

Когда я учился на этих курсах в своё время, я спрашивал у всех подряд: зачем в этой модели трактора водяное охлаждение? Потому что оно используется, может быть, одну минуту на момент запуска двигателя. А зимой только ухудшает обслуживание техники: водяное охлаждение часто замерзало. Надо было сливать-заливать. На вопрос мне ответил учитель: «Не я делал этот трактор. Откуда мне знать? Нам только учебник по устройству и эксплуатации прислали — и всё! Там ничего не написано, какой отдельный агрегат для чего поставлен.»

Про Шморгалку. В штатном случае двигатель трактора заводится из кабины нажатием на кнопку. Не ключ, а кнопка. Ключей не было – зачем они там нужны? Кнопка подаёт питание от аккумулятора на стартер (генератор), который включает пусковой двигатель. Дело в том, что дизельный двигатель мощный, поэтому запуск идёт через однотактный пусковой двигатель. Чем-то похожий на двигатель мотоцикла или бензопилы. То есть сначала запускается маленький двигатель, который затем запускает основной.

Иногда так происходит: приходишь на работу, а аккумулятор разрядился или стартер сломался. Но – есть решение! Шморгалка! Это отрезок верёвки определенной длины. Наматывается на маховик пускового двигателя и резко дёргается. С нескольких попыток можно завести трактор. Вообще говоря, есть два варианта, в какую сторону начнёт крутиться маховик. В ту, в которую Вы дёргаете, или – в обратную. Что определяется не Вами, а Волей Случая (и начальным положением кривошипно-шатунного механизма). При этом есть вероятность, что намотает руку на маховик. Поэтому НЕЛЬЗЯ наматывать Шморгалку на руку во избежание травмы. Этот, скажем, «верёвочный поводок» должен легко выскальзывать из руки.

К слову сказать, у некоторых ранних отечественных автомобилей было нечто подобное: изогнутый ключ. Им можно было вручную сделать несколько оборотов двигателя и завести его. Как правило, это грузовики, двигатель которых работает на дизельном топливе. Увидеть такой можно в первых кадрах кинофильма «Кавказская пленница» (1966). Более точный пример — у современных бензопил пускатель устроен по такому же принципу. Съёмный блок со шнуром, на конце которого ручка. Такая же Шморгалка.

Если сегодня, может быть, есть технические центры, в которых отдельно работают многие специалисты, то раньше Тракторист был и за Водителя, и за Механика, и за Автоэлектрика. Не приедет к Вам на помощь никто! Даже эвакуатор, чтобы отвезти куда-нибудь! И телефон один – километров за 30, в кабинете у председателя, скажем, директора, по-вашему. Коробочка такая с дисковым набирателем. Я видел один раз.

Поэтому Тракторист постоянно держал Шморгалку с собой, практически спал с ней! Без неё в экстренной ситуации трактор не заведёшь! (В период посевной бывают ночные смены. Устал, покемарил часок и дальше поехал. Когда она с тобой – не переживаешь. Точно заведёшь!) Самое удивительное: Шморгалка – вещь строго индивидуальная. Кто-то делает 2 витка, когда наматывает её, кто-то 3, кто-то 4. Потому что вес разный, длина руки, сила тракториста, с которой он дёргает. Модель трактора одна, а Шморгалка у каждого своя. И спит он только со своей, что символично. Зачем ему чужая, если она ему не подходит?

Когда сегодня смотришь на современных трактористов, автолюбителей, профессиональных водителей, то понимаешь: если в их автотранспортном средстве сядет аккумулятор, сгорит стартер – они зачастую даже не знают, что это такое вообще! Это не тот вариант, когда компьютер в машине тебе говорит: «Не могу дальше ехать. Нет дороги.» А ты ему: «Я знаю. Поехали» Сегодня у водителей нет ни Шморгалки, ни места, на которое её можно было бы намотать! Я имею в виду маховик пускового двигателя. Более того: в современных автомобилях трубки в двигателе пластиковые. Замёрзло – хоть погибай!

Когда я спрашивал, спали ли Вы со Шморгалкой, Вы подумали, что это шутка? Пошлая шутка? Это не шутка. Вы просто не знаете, что это за штуковина. Может быть, Вам и не пригодится.

P.S. Говорят, 40% современной молодежи в России не ездят на авто, а пересели на велосипеды. Гоняют на них туда-сюда. Даже в пургу)) Это мы, старики, по привычке держим порох сухим. И спим с какими-то «Шморгалками»))

<25.04.2019>

каждый из нас

Инин Владимир. Обычное сверло и преступное бездействие

Инин Вл. Керн

Приходит молодой специалист к заведующему складом.
— Николай Иванович, у Вас сверла есть?
— Есть.
— Дайте мне сверло ненадолго.
— Какое сверло?
— Обычное сверло.
— Обычное – какое?
— Простое сверло.
— Какое простое сверло?
— Простое стандартное сверло.
— Что тебе сказать? Ты знаешь, что сверла бывают разные?
— Знаю.
— Так тебе какое?
— Самое обычное.
— Что ж. Слушай.
Сверла бывают по дереву, по металлу, по кирпичу, по бетону, по керамике. Это сверла. Потому что есть еще и буры, и конусные сверла, и коронки. С твердосплавными пластинами и без, с острыми кромками и без. Сплав сверла бывает разным, диаметр — разным. У нас в наличии сверла диаметром от 1 до 15 миллиметров с точностью до десятых долей миллиметра.

Чтобы просверлить отверстие большого диаметра, нужно сначала накернить место сверления. Делается это в основном для точности. И чтобы сверло не уходило от определенного места и не сломалось от этого. Потом следует засверливать, постепенно увеличивая диаметр сверла. То есть сначала сверлим наименьшим диаметром, а затем – всё больше, больше и больше. Если так не делать – отвернешь у сверла голову. Не смотря на всю его «суперпрочность» и «твердосплавность».

Маленькое сломается – обычно «ничего страшного». Оно стоит 3 рубля. Сверло диаметром 15 мм, да еще известной торговой марки («фирменное») – около 1500 рублей. Кто будет платить, возмещать убытки? Потом ещё приходят жаловаться: «Что-то сверла у Вас плохие!» Хотя сами сверлить не умеют!

Сверлить надо под прямым углом к поверхности (!), в защитных очках. Если угол не выдерживать – от сверла может оторваться кусок. Защиты не будет – воткнется в лицо, в глаз. (А запасные глаза у нас на склад не привозят и не выдают.) После засверливания у отверстия необходимо снять заусенец. Кромку по краям отверстия. Для этого существует специальный инструмент.

Сверлить надо под прямым углом к поверхности (!), в защитных очках. Если угол не выдерживать – от сверла может оторваться кусок. Защиты не будет – воткнется в лицо, в глаз. (А запасные глаза у нас на склад не привозят и не выдают.) После засверливания у отверстия необходимо снять заусенец. Кромку по краям отверстия. Для этого существует специальный инструмент.

Сверлить надо под прямым углом к поверхности (!), в защитных очках. Если угол не выдерживать – от сверла может оторваться кусок. Защиты не будет – воткнется в лицо, в глаз. (А запасные глаза у нас на склад не привозят и не выдают.) После засверливания у отверстия необходимо снять заусенец. Кромку по краям отверстия. Для этого существует специальный инструмент.

Многие не читают никакие инструкции. Берутся за дело, а сами понятия не имеют, что для этого необходимо. В основном это происходит из-за низкого уровня подготовки специалистов. Заканчиваются события ужасно: в основном, травмами разной степени тяжести. Не зря говорится: «семь раз подумай, перемерь – и только потом отрежь».

Скажу страшную вещь: личная инвалидность – это часто личная проблема и трагедия. Настоящая катастрофа происходит, когда за дело берется «неподготовленный» руководитель. Начинает «своё дело», а сам не знает ни приёмов, ни норм, ни законов. И указать ему на недостатки… НЕКОМУ. Люди умирают десятками. А это не только личная трагедия – национальный траур. Горят склады, потому что некоторые курят на складе с краской, с пластиковыми изделиями, рядом с горюче-смазочными материалами. Смывает постройки, потому что бригадир не посмотрел за нормой расхода цемента. Заваливаются не только строительные леса, но и здания.

Из недавних событий. Посадили кладовщика работать на погрузчике. Никто медицинских справок у него не спросил. А у него с детства эпилепсия. Случился припадок. Так он половину склада на этом погрузчике разнес. Нет слов.

Давно пора установить, что все руководители обязаны проходить ежегодное медицинское обследование на предмет психического здоровья. И экзамен на знание некоторых статей Уголовного Кодекса. Чтобы точно знали: за невыполнение норм мало того, что будет тюремное заключение. Так еще пожизненно будете платить инвалиду за то, что не организовали технический процесс. Потому что за каждого сотрудника в первую очередь отвечает… его непосредственный руководитель.

А то, бывает, приходят молодые ребята, хвастаются: «я – директор!» Нигде не был, не служил, не состоял. Не учился. Хорошо. Может быть, Вы знаете, что Вы еще ничего (!) не сделали, а для Вас уголовная статья уже есть (ст.293 УК РФ «Преступное бездействие»)? Простой пример: невыплата зарплаты или задержка с выплатами. Мера пресечения – увольнение с должности, штраф и тюремное заключение на один год.

Из опыта. Директор запрыгивает на стеллаж и показывает, что и как там наверху надо расставлять. А стеллаж не закреплен еще. Высота метра три-четыре. Как он там не рухнул – неизвестно. Он – в смысле директор вместе со стеллажом. Обычно чудеса не случаются. Для тех, кто не знает, сообщаю: для работы на высоте вообще-то допуск нужен. И специальная подготовка. Не «смелость, храбрость и отвага», а подготовка!

Другой случай. Отправили студента какую-то пластину просверлить. Преступная халатность: никто не проконтролировал. А сила есть – ума не надо. Он начал на сверло давить. Сверло сломалось. И как назло: отскочило и попало в глаз. Что Вам сказать? Три года промучился, уже похоронили.

<1.06.2020>

каждый из нас

Инин Владимир. Сразу на третий курс университета

Инин Владимир.

Простая девчонка по имени Оля

Была далеко не отличницей в школе…
Всего несколько дней назад по всей стране прошли выпускные экзамены этого года. У многих молодых людей настало время прощаться со школой. Кто-то сразу пойдет работать, кто-то – поступит в ВУЗ, чтобы учиться дальше.

Этот рассказ предназначен главным образом для абитуриентов. Я тоже однажды поступал в ВУЗ. Я был мальчишкой и идеализировал, вообще говоря, всю систему высшего образования. Юношеский максимализм. Как потом оказалось, студенты еще только начинают думать, как будут учиться, как получат диплом, что будет дальше… А у некоторых уже давно всё распланировано.

Для начала – бытовые вопросы. Юноши-студенты обычно не догадываются, что есть небольшие секреты. А именно: родители отправляют дочерей учиться в ВУЗ – не для диплома. А чтобы удачно выдать их замуж. Все при поступлении обязаны предоставить справку о состоянии физического и психического здоровья – то есть дети будут нормальные, здоровые. И молодые люди в ВУЗе как минимум неглупые, часто из обеспеченных семей. Я бы, как папа своей дочурки, тоже бы так сказал: «Неплохо. Зять будет культурный, образованный. Диплом получит – можно на должность устроить. Не нищий какой-нибудь – в семье будет достаток. Не придется из-за каждых ползунков скандал устраивать. Опять-таки, и дочке нашей платье-туфельки сможет купить. А там уж пусть сама выбирает, кто ей понравится…»

Случай из жизни. Студент в общежитии стоит на общей кухне, готовит борщ. Почти готово, осталось зелень добавить. Подходит девушка из соседней комнаты, радостная, показывает диплом. «Всё,- говорит. – Отучилась! Бери меня замуж!» Он чуть в обморок не упал. Вот что с людьми диплом делает!

Следующий бытовой вопрос – обеспечение. Теперь уже все знают, что экзамены и дипломы можно купить. А некоторые, так называемые, «переводные» экзамены, Вам купить придётся. Иначе – не видать Вам диплома. И когда диплом получите – с Вас банкет. Раньше это было завуалировано. Преподаватель говорил: «Скоро экзамен. Вам нужно для подготовки к нему приобрести мою методичку.» Затем на экзамене: «Покажите, у всех ли есть моя методичка?» Таким образом, студентов уже с первого курса учили давать взятки, дарить «подарочки». Как сказал один декан в аудитории при всех: «У кого денег на обучение нет – можете прямо сейчас идти и отчисляться». Хороший вариант. Студентки жаловались: любвеобильный преподаватель хотел за экзамен получить интимную близость. Ничего не смогли сделать. Пришлось переходить на другой поток, менять специальность.

Показательная история. В гламурном журнале наталкиваемся на статью… нашего ректора. Он пишет, как недавно совершил туристическую поездку «на фиесту в Иерусалим», что само по себе вызывает вопросы. Статья завершается словами: «У нас в университете всё хорошо, только иногда приходится ходить на работу». Без комментариев.

На сегодняшний день в ВУЗах отменили вступительные экзамены. Но всего несколько лет назад еще на этапе этих экзаменов были определенные сюрпризы. Мне рассказывали, что творилось на другом факультете:

— Сдал три вступительных, остался один. Нужно решить четыре задачки. Решил три, а четвертая такая – я в жизни таких не видел. Не было ни в одном учебнике. Завалил, одним словом. Но был недобор на факультет. Поступил. Через два года узнал я случайно про эту задачу. Специально проводятся платные подготовительные курсы, на которые ходят в основном школьники города и которые ведут преподаватели ВУЗа. И там рассматривают такие нестандартные задачи, которые будут на вступительных экзаменах. Но я-то приехал из другой области, откуда мне было знать об этом? На этой задаче «отсеивали» огромное количество приезжих. Будь Вы хоть семи пядей во лбу: «Вы умный, но мест больше нет».

Из личного опыта. Я на первом курсе, сдаю экзамены. Преподаватель одной из главных дисциплин — ставит мне «два». Я в недоумении, встречаюсь с ним с глазу на глаз, чтобы выяснить, какие ошибки были в моей работе. И он мне прямо говорит: «Знаете, Вы выбрали не тот факультет. А может быть даже – не тот ВУЗ». Я был в шоке от таких заявлений. В то время для меня это было непонятно. Но через пару лет всё выяснилось. Дело в том, что университет имел договоренность с городским колледжем. Студентов колледжа сразу после окончания первого курса – брали на третий курс нашего факультета. А, как Вы понимаете, количество мест для студентов-бюджетников ограничено. Поэтому приходилось заранее создавать такие «свободные места», другими словами, отчислять определенное количество поступивших на общих основаниях студентов. Не удивлюсь, если на каждом факультете есть пару таких преподавателей, про которых говорят: «Если ему сдать экзамен – считай, что диплом уже у тебя в кармане». Много странного происходило на моих глазах. Как спортсменка, которая ни на лекциях, ни на практических занятиях не была,- получает по предмету «отлично». Вместе со мной пришел сдавать экзамен студент, которого я вообще в первый раз видел. Сказали: «а он сдает экзамены экстерном». Больше мы его не видели. Ко мне подходит преподаватель: «Ты по своей курсовой работе дальше ничего не собираешься писать?» Я: «Не понимаю Вас». Он: «Дипломную или диссертацию. Хотим по твоей теме работу поручить одному аспиранту. Пропустишь?» Я почувствовал себя «человеком третьего сорта». Мне приходилось добиваться того, что кому-то доставалось безо всяких усилий. Хочется сказать поступающим: «Не обольщайтесь. На всякий случай снимите розовые очки иллюзий».

Я описал несколько аспектов «внутренней кухни» ВУЗов. Я не сказал про распределение фондов, получение научных званий и так далее. К студентам это уже не имеет никакого отношения.

<4.06.2016>

каждый из нас

Инин Владимир. Распределенные исследования

Инин Владимир. Распределенные исследования

Недавно в средствах массовой информации появились сообщения следующего характера.

В связи с нововведениями многие государственные институты, университеты, другие учебные заведения  — стали частными. Другими словами: «для оптимизации» они больше не получают государственного финансирования. Для обычных преподавателей эти юридические тонкости мало что изменили – сотрудники приходят на работу, читают лекции, получают зарплату. Изменились студенты. Теперь большинство из них поступают в учебные заведения на платной основе, «за свой счет». И в ряде случаев они недовольны программами обучения, за которые они платят. Некоторым студентам хотелось бы ВЫБИРАТЬ предметы, которые они изучают, а не слушать ВЕСЬ курс лекций. Некоторым не нравятся преподаватели, которые с ними работают (считайте это «личной неприязнью»). А некоторым просто нужен был диплом престижного заведения (чтобы занять давно приготовленную должность), а учиться, вообще-то, не входило в их планы. Но это только одна сторона вопроса.

С другой стороны — университеты практически перестали заниматься «не основной деятельностью», то есть проводить исследования, заниматься наукой. Прямо скажем: научная деятельность в существенной мере сократилась. Поступающие средства в первую очередь идут на содержание помещений, выплату зарплат. Чтобы сократить издержки – вместо полного курса можно читать и его короткую версию, что займет меньше часов. Факультативные занятия лучше закрыть вовсе. Это совершенно не повлияет на диплом. Качество образования будет, конечно, «не совсем то», не на прежнем уровне. Но кто его будет проверять? Ничего страшного, если некоторые студенты не будут соответствовать своей квалификации. Доучатся потом, как говорится, по месту работы. Из-за недобора студентов некоторые помещения стали пустовать. Это даже к лучшему – их можно сдавать в аренду для проведения каких-нибудь собраний. Каких? Допустим, корпоративных. Всё-таки помещения находятся в центре города. Была бы возможность – можно было бы продать весь первый этаж под офисы, магазины, может быть, кафе. Жаль, архитектор города не дает такого разрешения. Словом, для эффективного менеджера работы — непочатый край.

А как же наука?- спросите Вы. Никак. За чей счет исследования должны проводиться? За счет тех, кому это нужно. Если организации, корпорации, другому объединению нужны специалисты, то пусть она и выделяет средства для их обучения. К сожалению, так оно и происходит. Средства выделяются, обучение проводится. Только чему их там учат и кто – один Аллах ведает.

Глядя на современный мировой опыт можно сказать: система образования изменилась. Население планеты оказалось «подключено» к огромным базам данных информации, к многочисленным библиотекам. Которые, кроме того, постоянно пополняются новой информацией, новым контентом. Если всего лишь 15 лет назад это была в основном текстовая информация (книги, статьи, письма), то на сегодняшний день мы имеем дело с тем, что можно назвать «потоковое видео». То есть реальный поток видео-информации. В прикладном плане появилось небывалое количество обучающих видеороликов. И одинарных, и связанных тематически. Целые программы дистанционного обучения.

Если раньше для обучения нужно было «ходить в школу», теперь, строго говоря, можно в Скайп открыть видеоконференцию, подключить к ней одновременно всех учеников и работать с ними, не выходя из дома. Удивительно, что в наших учебных заведениях такая методика преподавания мало практикуется. Здесь очень много положительного. Хотя бы, в первую очередь, безопасность учеников, которые не скапливаются в одном месте, не ходят по населенному пункту там, где им не следовало быть. Ученик кушает дома, где питание более привычное и полноценное. Он не может заразить других инфекционными заболеваниями. Разве только своими «тараканами в голове» в свободное время.

В этом году в СМИ также появилась информация о работе в России так называемых военных «научных рот». Другими словами: министерство обороны обучает для своих нужд специалистов разных направлений. Прежде чем более подробно остановиться на этом аспекте, приведем некоторые примеры из мирового опыта.

В начале 2000-х годов состоялся большой исследовательский проект Геном Человека. Требовалось провести невероятное количество лабораторных операций. Биологи, чтобы ускорить процесс, решили заменить реальные опыты их компьютерной моделью. Была написана программа Искусственная Бактериальная Хромосома. Геном разбили на небольшие участки (по 150 тысяч пар нуклеотидов). Каждый участок являлся входными данными для программы, которая на выходе выдавала всю цепочку ДНК, основанную на этом участке. Проблема состояла в количестве запусков программы. Требовались сумасшедшие ресурсы для обработки колоссального массива данных.

В то время самые современные компьютеры оснащались процессором Pentium-2 с тактовой частотой 233 мегагерц. Сегодня тактовая частота процессоров в десять раз выше. Но приходилось довольствоваться тем, что есть. Было предложено создать сайт в Интернет, на котором любой желающий мог бы поучаствовать в проекте: скачать программу хромосомы, загрузить очередную порцию данных, а затем прислать результаты ее работы. То есть был применен метод «распределенных исследований». Когда к проекту подключились сотни тысяч простаивающих компьютеров со свободным машинным временем,- дело сдвинулось с мертвой точки. Большая часть работ была закончена в конце 2003-его года.

Следует сказать, что многие научные центры мало используют этот метод – распределенных работ. Задачу всегда можно разделить на множество мелких простых операций. В качестве примера: чтобы найти секрет лампы накаливания проводились сотни простых опытов. На самом деле фундаментальные научные работы являются именно такими. Чтобы исследовать достаточно широкий спектр параметров, проводятся тысячи однотипных опытов для наработки практического материала. Например, построение графиков зависимостей для новых полупроводниковых компонентов, высадка в чашки Петри микробиологических образцов, селекционные работы в сельском хозяйстве, фотографии звездного неба и тому подобное. Разумеется, если такими работами заниматься в одиночку, результатов можно ждать годами, десятилетиями. Именно поэтому масштабные работы так ценны.

Возвращаясь к теме научных рот, их применимость в науке очень интересна с точки зрения дисциплины и большого количества людских ресурсов. Но, как сказал мой научный руководитель, результат не всегда соответствует затраченным усилиям.

Однажды спросили одного ученого, как ему в одиночку удалось достичь столь впечатляющих результатов. — Очень просто,- ответил он. – Всем было общеизвестно, что такое(!) сделать невозможно. Но я, к сожалению, не знал об этом. Если бы знал – нипочем не взялся за столь безнадежное дело!

<31.12.2016>

каждый из нас

Инин Владимир. Токарь-ядерщик

Инин Владимир. Токарь-ядерщик

Один мой знакомый в советское время работал токарем на заводе, о чём он время от времени вспоминает. Рассказы у него небольшие, ёмкие. Вот некоторые из этих жизненных историй

1. Начал он простым учеником. Проходит какое-то время, и замечает он, что все самые «хорошие» наряды мастер отдает старым пожилым токарям. А ему дают какие-то скалки, на которых особенно не заработаешь. Поработал. Скалки, как оказалось, — это много неблагодарной утомительной работы. А зарплата едва дотягивала до 100 рублей. Минимум оплаты. Вот тебе и начало карьерной лестницы! Пока на солидный уровень выйдешь – все шишки, какие только возможно будет набить, будут твои.

2. Прошла весна, приближалась осень. На завод поступил Специальный Заказ — нарезать какие-то гайки. Работать некому – ползавода собрали и увезли на сбор картофеля. Сложилось так, что документы надо было привезти, поэтому не попал со всеми. Поработал у станка. Должен был получить по нарядам 600 – дали 300. Бухгалтерия не пропустила. Сказали, что не может молодой начинающий сотрудник в советском обществе получать больше мастера цеха. Так что не всегда усилия и труд соответствуют их оплате. Тем более — наивно необоснованно ожидаемой.

3. Вскоре случай произошел, прямо на глазах у нашего новичка. На соседнем станке у другого токаря металлической стружкой фалангу пальца отрезало. Потому что он хотя и опытный уже был, но когда стал станок чистить, то нарушил технику безопасности. Не заглушил. Стружку начал отводить — замотало -  палец прочь. Одно мгновение. А наш юнец как раз начал учиться играть на гитаре, чтобы девушкам… Словом, увлечение новое. Посмотрел он на профессиональную травму коллеги, и думает: если хочу и дальше гитарой заниматься – надо, наверное, искать другую работу. Начальник его выслушал и сказал: «Я правильно понимаю, что работа мешает твоей личной жизни?»

4. И, наконец, вот она — самая большая ошибка. Делал он эти специальные гайки. Присмотрелся – больше никто на заводе за них не берётся. Стал вникать. Нашёл. В документах обозначили, что сталь особенная. Из-за этого стружку надо было сметать в отдельный ящик. Тут бы в добрый путь и помолчать. Но – нет, никто не подсказал. А настойчивость не всегда идет на пользу. Зашел он в бухгалтерию прояснить вопрос, по какой сетке ему оплачивается обработка этой стали. Потому что для работы с таким материалом у него еще и разряда соответствующего нет. И, как говорится, там и зарплаты совсем другие. В бухгалтерии пожали плечами: «Сам видишь – у нас бумаги. По вопросам технологии производства – это тебе со своим начальником говорить надо».

Поговорили. Задушевно. Начальник сказал: — Разве дело в гайках? Ты посмотри в корень обстоятельств. Ты неглупый молодой человек, у тебя есть перспективы роста. А ты — застрял у станка. Посмотри на других токарей. Они здесь, потому что, как говорится, у них «руки так заточены». А ты не такой. Пока ты молодой еще – поступай в ВУЗ учиться. Выучишься – сам будешь мастером, если захочешь. У тебя будет выбор. Если головы хватит, то и директором завода можно поработать. Мы от завода тебе поможем, премию выпишем, льготы с поступлением…

Он улыбается:

— Вот так я и стал «Профессором Кислых Щей» на кафедре ядерной физики!

каждый из нас

Инин Владимир. Замполит, дембель и мода

Инин Владимир. Замполит

Однажды был я дежурным по роте. Отправил меня командир в соседнее подразделение за ключами от какого-то склада. Прохожу по казарме, а в это время их замполит проводит занятия. Пока я ждал, когда командир роты освободится – прослушал лекцию.

— Сегодня мы поговорим о таком явлении, как подготовка к демобилизации. В разговорном варианте – к «дембелю». Не секрет, что все, кому положено, готовятся. Так сказать, считают дни до этого события. И, как говорится, «дембель всегда приходит вовремя, никогда не опаздывает».

В связи с этой подготовкой старшина мне докладывает, что некоторые наши сослуживцы перешивают стандартную форму. Например, сержант Сидоров…

— Я! – поднимается Сидоров.

— Присаживайтесь. …перешил зимнюю шапку. Вытащил из нее вату, перешил и отгладил.

Хорошо, что морозы закончились, скоро мы переходим на летнюю форму одежды…

О форме. Она так скроена и пошита не для того, чтобы быть симпатичной. Она должна быть удобной и функциональной. Я имею в виду не парадную, а повседневную и полевую форму. Так называемые «уши» в шапке-ушанке сделаны не по прихоти модельеров, а чтобы на морозе 30 градусов отвернуть их. И избежать обморожения. То же самое касается «ушей» на летних фуражках. Вы видели кепки в стиле НАТО? У них такого нет. Некоторые говорят: «красивые кепки». Не спорю, красивые. Так у НАТО и проблем таких нет. У них субтропический пояс, умеренный климат. А наши солдаты служат от крайнего Севера до самого юга, с его песками. Чтобы Вы понимали: эти «уши» на летней форме – для защиты от песка. А форма — одна по всей стране. Сегодня здесь служим, завтра там.

Таким образом, что касается «дембеля»: не делайте из повседневной формы парадную. Не надо смешивать. Как все грамотные люди это делают? Есть рабочая одежда, для хозяйственных работ, а есть pret-a-porter, «готовое к носке», то есть «на выход».

Теперь что касается моды. Каждому нормальному человеку хочется выглядеть привлекательно, а молодому – особенно. Любому понятно: если ты неопрятный, одежда грязная, болтается, прическа что называется «взрыв на макаронной фабрике» — ни одна девушка просто не подойдет к тебе, даже не захочет и два слова тебе сказать. Вот поэтому у нас проводятся утренние осмотры, чтобы Вы учились смотреть за собой. Но, подчеркиваю, это относится к области встреч, представительства, общественных мероприятий. Но мода — у нас в роте? Мне это немного непонятно. Сержант Сидоров…

— Я!

— Присаживайтесь. Интересно, кому в нашей роте Вы хотите показать, какой Вы красивый? Кому Вы хотите понравиться? Не надо смеяться, мы здесь все культурные, понимающие, даже иногда толерантные люди. Но закон еще пока никто не отменял… Я помню, как Вы пришли в роту из учебного пункта. Худенький, испуганный, глаза огромные, светлые. Вы с товарищами два года кушали из одного котелка, передавали друг другу на постах один теплый тулуп, спали на соседних кроватях. Я скажу, что не каждая семья проживает два года вместе. Я имею в виду «семью», как коллектив, обладающий общностью интересов. Да, наша рота – это сегодня наша семья. Когда у тебя закончатся патроны – кто тебе даст? Только твой товарищ. С которым Вы вместе защищаете Родину.

Я не против моды и прекрасного там, где это уместно. Но в роте – я не вижу смысла. Мы знаем друг друга как облупленных. Кто как чудил, когда только пришёл. У кого какие тараканы в голове. Перед кем нам казаться лучше, чем мы есть?

Повторюсь: не смешивайте. Не надо портить повседневную форму, делать из нее что-то. Те, кому положено,- готовьте красивую, парадную. А кому еще рано – подождите, придёт и Ваше время. Дембель всегда приходит, никогда не опаздывает…

Тут вышел командир роты. Я получил ключи, поправил штык-нож на ремне и, преисполненный оптимизмом, отправился обратно, на дежурство.

<3.05.2017>

каждый из нас

Инин Владимир. Поезд в неизвестность

Инин Владимир. Поезд в неизвестность
1. Отправка

Наконец все было решено. У нас взяли отпечатки пальцев, выдали новое обмундирование и вечером в ночь отвезли на вокзал. У нашего автобуса собрались родственники и провожающие. Все были возбуждены. Еще бы! Не каждый раз, не каждый год молодые люди идут в армию, в солдаты. Старшим у нас был старший лейтенант. Время пролетело быстро, и он скомандовал: «В поезд!» Мы построились перед вагоном: полное обмундирование, сапоги, зимние шапки, рукавицы, за спиной – вещевые мешки с личными вещами, теплыми ватными штанами. На перроне людно – едва пройти. Нас несколько человек. Кто-то еще прощается с родителями, а уже пора на посадку. Старший кричит: «32-й взвод! Ко мне!»

Мы в поезде. Ночь. С нами 2 коробки – сухой паек. Мы едем в неизвестность. За окном мелькают поселки. Мы едва знакомы, но мы солдаты одной армии, на нас форма одного цвета, и мы готовы ехать в любую точку на планете, куда потребуется. Сегодня мы в одном вагоне, а завтра неизвестно. Ребята, наверно, не знают, что нас могут еще десять раз расформировать и собрать. Для меня это третий взвод. Два других, в которых я был, уже отправлены.

Мы не знаем, что такое армия, что от нее ждать. Нам говорили об этом, но у каждого солдата служба проходит по-своему. То, о чем говорили отслужившие, скорее всего никогда не случится. Понимаешь только одно: шутки кончились. Надо быть готовым ко всему. Не только к тяготам самого армейского режима, который сам по себе суров.. И все это в нашем понимании являлось «службой» на тот момент. Мы едем в армию. За окном вагона — метель. Выпал первый снег. Ноябрь. Холодно. Куда мы едем? В неизвестность.

«Здравствуй, мама. Принял Присягу. Отслужил уже один месяц. Строевая подготовка и зарядка каждый день. Закаливание, обучение военному порядку. Прошли стрельбы из автомата. Служба моя идет хорошо. Ребята дружные, помогаем друг другу..»

— Она здесь, рядом со мной, в моем сердце. Я вижу ее повсюду, узнаю в девчонках на улице, и я рад, что мы вместе. Я уверен, что где-то там, на другом краю Вселенной, она грустит и тоскует обо мне, как и я, в разлуке, и ей так же радостно и светло на душе от знания, что где-то в мире есть я, и что мы все-таки встретимся (хотя все говорило о том, что этого не случится).

Может это значит «жить воспоминаниями», но мне кажется, что это нечто большее. Больше, чем время и расстояние, чем разлука — любовь, вспыхнувшая между нами, но неугасимая.

Мы пришли на заряжение оружия. Холодно так, что пальцы к магазину примерзают. А у него как раз жена рожала за 1000 километров. Я просил, чтобы его не ставили на дежурство. А кто пойдет? Больше нет никого. Он берет и бросает магазин на землю. Я там поседел. Сейчас магазин сдетонирует — мы все там поляжем. Я ему говорю: «успокойся». Зарядил ему магазин. -38, патроны холодные, к пальцам липнут.
И пошли трое суток без смены. И не на кого надеяться. Если удалось поспать 4 часа — считай повезло. Конечно, не подряд. 15 минут — и вперёд.
Когда меня спросили, что я думаю по этому поводу, я сказал, что такой нежности и внимания к себе давно не испытывал.

2. Учебный пункт

Мы выпрыгиваем из автобуса. Прибыли в часть. Нас встречает старшина в воинском звании сержант. (Через год уже был прапорщиком где-то в штабе) Капрал по-западному. Младший командный состав. Но в тот момент я не отличу ефрейтора от полковника. Вокруг много новых людей. И все — командиры.

Мы строимся, еще раз проверяем вещмешки. Ничего не потерялось в дороге? Всё ли в наличии? Медикаменты, иглы, комплекты нижнего белья, продукты из скоропортящихся — всё сдаем старшине. Всё это будет безжалостно выброшено. Рядом с нами — ряды заправленных двухъярусных кроватей. Казарма. Здесь живут солдаты (вскоре выясняется, что ребята, которые здесь живут,- такие же призывники, как мы, только призваны на 2 дня раньше) Они уже на дежурстве. За 2 дня они стали настоящими солдатами!
Мы смотрим на них во все глаза, с восхищением!

Все солдаты согласятся с тем, что про армию рассказать нельзя. Ее можно только пережить, попробовать на себе, «примерить». Слишком многое происходило. Они – гражданские – не поймут. Не поймут как это. С чем это можно сравнить? Они не поймут смысла. Они не знают, как бывает холодно по утрам. ( Мы бежим, а сержант кричит: «Эй, вы, девочки! Не отставать!» Ноги проваливаются в снег. Оттепель.)
Как обжигает снег, когда ложишься на него голым телом… Что такое ползти по сугробам в противогазе и с автоматом. 3 часа строевой подготовки, после чего по спине стекает пот. Самые грязные работы… Самые тяжелые… Самые утомительные… И распорядок – ходить строем, в строю не разговаривать, выполнять команды. 2 года – только выполнять команды! Мы говорим со старослужащим:

— Почему армия длится так долго? Целых 2 года! – спрашивает он. – Я понял армию уже после первого года службы.

— Есть тупоголовые,- отвечаю я. – До которых в течение первого года не доходит. А надо, чтобы и они поняли СМЫСЛ АРМИИ.


Эх, дороги! Пыль да туман.
Холода-тревоги, да степной бурьян.
Знать не можешь доли своей
Может, крылья сложишь посреди степей.

Выпал снег. Сапоги увязают в рыхлом месиве. Начинается метель. Мокрые хлопья снега бьют в лицо. Размеренный ритм шагов под счет. «Раз- два,- кричит старшина. – Песню запевай!»  И мы поём. Лицо мокрое от снега. «Отмашка рук! Поём громче!»

Если вы там не были – вы и представить себе не можете, что это такое. Ровно 30 минут, чтобы написать письмо домой. Вокруг только стены и небо. Утром – алое от солнца, днём – ярко-синее, ночью – чёрное с блестящими звездами.

<03.2005>

3. Стрельбы

Утром после завтрака получаем оружие, вещмешки с хим.защитой, противогазы. Развод. Стоим в колонне по 4. Автомат на ремень, вещмешок за спиной. Уходим на стрельбище. Пыль. Идем в ногу, быстро, походным строем. С нами командир роты и старшина. Не тот старшина с учебного пункта, а Наш, который 25 лет в армии и не боится молодому комбату сказать пару ласковых. Не при свидетелях, конечно. Впереди колонны и сзади солдаты с флажками. Солнечный день. Входим в лес. Несколько остаются в оцеплении. В лесу полно комаров. Ранняя весна. Цветет черемуха.

Выстрелы – первые уже пошли. Вот и моя очередь. Мишени поднимаются и падают. Звук выстрела оглушает. Еще 2 дня будешь переспрашивать. Автомат разогревается.

Обратно едем в кунге (машина с будкой из железа), набившись друг к другу. Через 10 минут становится душно. Солдаты, командиры, а между ними – вещмешки, противогазы, автоматы.

Полгода службы. Так привыкаешь к распорядку, что он уже не кажется странным. Каждый день происходит столько удивительного, что уже перестаешь удивляться.

Жизнь по часам. Что написать в письме домой? Как одеваешь противогаз за 7 секунд? Они не поймут. Что в этом особенного? Все мысли о том, что завтра в наряд, а утром кросс, строевая подготовка как будто нас готовят встречать президента, опять уборка мусора. Убого и однообразно идет жизнь. Отупляет.

Самое трудное в армии – разлука. Не работа и не учения, не сухая военная жизнь и строгий распорядок, ни окрики и замечания командиров и напряженные нервы. Тоска по близким, по родным – вот что нестерпимо жжет тебя изнутри, заставляет страдать.


Напишите письма маме
Длинные душевные
Где живете, как вы сами
Будни повседневные
Каждый день полно событий
Радости, волнения
Напишите! Напишите!
Ждут их с нетерпением.

4. Караул

В караул допускают самых лучших. Тех, кто безошибочно знает, как применять оружие – многие статьи Устава. И не просто знает, а разбуди его ночью — расскажет, и уж конечно умеет применить знания на практике. Когда много раз ходишь с автоматом и запасом патронов на пост, как-то привыкаешь к этому. Но когда в разговоре с гражданским человеком на вопрос «что делаете» отвечаешь «ходим в караул» и для наглядности зачитываешь по памяти статью Устава… «нести службу бодро, нечем не отвлекаясь, не выпускать из рук оружия и никому не отдавать его, включая и лиц, которым он подчинен»
Не прислоняться, не отвлекаться, не разговаривать. Головой крутить во все стороны, всё видеть, всё замечать.

Ночь. Меня толкают — «пора». Поднимаюсь. Смотрю на часы. Спал всего час или полчаса. Спал? Не помню. Одеваю сапоги. Получаем оружие, выходим, заряжаем. Нач. кар. привычно проводит инструктаж. Который я уже 112 раз слышал. Выходим. Разводящий освещает путь фонарем. Проверяем печати, замки, решетки. Сменяемся. Разводящий инструктирует еще раз: «автомат для стрельбы стоя».

Темно. В каждом кусте видится враг. Прислушиваюсь к каждому шороху. Тревожно. Если что-то случится – помощи можешь не ждать. Полагайся на свой боезапас.

День. Сапоги раскаляются. Ветер продувает спину. Слышно как роты идут с песней. Вышка. Привычно осматриваю подступы к посту. Одиночество.

Сменяемся. Мою полы. Вспоминаю, что сейчас утро. ПНК (помощник начальника караула) командует: «один – на вход». Пришла очередная проверка. Поспать бы.

Толкают – «завтрак». Быстро проглатываю, что принесли. Получаем оружие. Выходим. Заряжаемся.


Сбивая пыльным сапогом
С травы прозрачную росу
Наш караул идет тропой
И каждый к своему посту
И каждый думает о том
Что дома ждут, что дома пишут
Любимый, милый, дорогой
Тебя я жду
Тебя я вижу

Отслужившие – не рассказывают подробностей об армии. Потому что это было время их обучения. Когда их тащили сквозь последовательный ряд неприятных ситуаций. Это было как пройти сквозь огонь, воду и медные трубы. Как быть перемолотым огромными жерновами. И этой стирающей в порошок машиной была Армия.

Под словом «армия» понимается именно совокупность событий. Когда говорят, что армия – кусок жизни – это неверно. Потому что службу нельзя представить в виде чего-то целостного, единого. Здесь никогда не знаешь что будет в ближайшие 2 часа. Наверное, единственное, что есть в армии постоянного – это чувство неопределенности, гнетущее чувство неизвестности будущего. Здесь есть распорядок, но нет плавных переходов от одного занятия в другое. Вот вы спите, а в следующую минуту – в полном обмундировании получаете оружие. Всегда может появиться какая-нибудь дополнительная работа, на которую вы идете и которая закончится так же внезапно, как началась.

Армия – это «день сурка» в реальности. Каждый день просыпаешься в одно и то же время, в одном месте, одни и те же лица вокруг, и такое нехорошее чувство в душе, будто эта зима никогда не закончится. <06.2005>

каждый из нас

Инин Владимир. Удивительная судьба

Инин Владимир. Удивительная судьба

Я уже писал несколько раз о тех удивительных поворотах, которые нам преподносит судьба. Как говорится в одном из фильмов о хоббите: «Выбрав дорогу, чтобы уйти от судьбы, мы именно там её и встречаем». В подтверждение этих слов – пару жизненных примеров.

После прохождения срочной службы в армии я остался по контракту. Одна из причин – чтобы изменить судьбу. Дело в том, что когда в свое время в армии служил мой отец, ему предлагали остаться на сверхсрочную службу. А он отправился домой, о чем потом неоднократно жалел. Он мне посоветовал: «Оставайся. Здесь, в нашей сельской местности, у тебя мало перспектив. Растить животных и вспахивать поля? Надо любить это делать. Я всю жизнь проработал в колхозе обычным сварщиком. И чего я добился? Минимальной пенсии, которая из-за пенсионной реформы даже по горячей сетке не прошла! А тем временем мог бы пригодиться в Советской Армии. Был бы и карьерный рост, и обеспечение, почет, уважение. Может быть, даже совсем другая жизнь».

Итак, у него была возможность изменить свою судьбу. Кто-то, возможно, скажет, что просто было мало амбиций, что «каждый кузнец своего счастья», что можно было поехать в столицу и добиваться. Не надо забывать, что это происходило в СССР. Во-первых, было совсем другое понимание жизни. Во-вторых, во избежание оттока сельского населения в города – создавались барьеры, препятствия. Можно было поехать, но ненадолго. Лимит. Без прописки в городе Вас никто на работу не возьмет. А за тунеядство запросто в тюрьму попасть можно. И тянулось это вплоть до середины 80-х – можно сказать, совсем недавние события. Самое интересное, что старые законы никто не отменял. Многое практикуется и сегодня.

Был там вариант. После обучения в ВУЗе молодых специалистов распределяли. Тоже с приключениями: могли лет на несколько в другой конец страны отправить. Поэтому пошли большие конкурсы на поступление в ВУЗы, в некоторых случаях под видом репетиторства – взятки. Но это уже совсем другая история.

Я подписал контракт. Моя солдатская жизнь не намного изменилась. Та же служба. Дежурства, учения, поверки. Дали место в общежитии. Вычеркнули из списков по столовой – платим зарплату, кушай дома. Две газовые плиты на секцию, готовим обеды по очереди. Закрытый городок в лесу. Выезжал за несколько десятков километров в районный центр, чтобы купить спортивный костюм и куртку. В плане карьерного роста ничего не ожидалось. Что я делал в это время? Пытался обустроить быт. Старался «ковать своё счастье». Написал заявление о переводе в другую роту на должность техника.

Здесь меня ожидал сюрприз. Даже за электриками закреплена территория, на которой необходимо поддерживать порядок: вокруг высоковольтных трансформаторов, линий передач. Как я уже рассказывал, в одно прекрасное летнее утро вышли мы во главе с нашим полковником – обкосить объекты. Вышли все, с косами, не взирая на звания. Потом около недели сушили скошенную траву, затем погрузили на трактор и отправили на подсобное хозяйство. Я задумался.

Пытаясь уйти от низко квалифицированных сельскохозяйственных работ в сторону инженерной работы, я попал в самое настоящее сельское хозяйство. Я спросил себя: «Для чего я поехал на другой конец страны? Косить травку для коровушек? Можно было замечательно всё то же самое делать дома, а не на чужбине!» И я увидел, что пройдет десять — пятнадцать лет – ничего не изменится. Судьба?

Следующая история о моём, можно сказать, соседе. «Можно сказать», потому что в сельской местности все друг друга знают. У него дом находится приблизительно в полукилометре от моего. Не строго «сосед», но рядом. Их семья кроме обычного хозяйства (вроде куриц и коровы) содержала лошадь. Он с детства возился с лошадьми, подрабатывал на местной конюшне, потом уже пас стадо колхозных телят, тоже на лошади. Когда произошли недавние события в нашей стране (дефолт и так далее), он уехал в город. Говорили, что в техникум, учиться.

Казалось бы, жизнь его должна резко и кардинально поменяться. Но… наверное, Судьба вмешалась. Недавно я случайно встретил его. Поговорили. Оказалось, что он нашел себе новую работу: конюхом на ипподроме. В пригороде построили стадион, на котором иногда проводят скачки. А он «работает по специальности», ухаживает за животными. Всё то же самое, как дома, зарплата средняя, квартиру снимает. Наверное, есть дух, или проведение, или законы природы, которые толкают нас на те или иные пути. Способны ли мы действительно выбирать?

В завершение – история известной актрисы, опубликованная несколько лет назад в газете. Не называю имени – это не имеет решающего значения. Работала в театре, потом снялась в нескольких картинах. Успех, овации, премии. Командировки-гастроли. Естественно, встречи-посиделки, разного рода капустники-банкеты. Суета и интриги актерского бомонда. С личной жизнью не очень получилось. Потом еще мама умерла.

Похороны. Она стала часто ходить в церковь. Отказывалась от ролей. О ней стали забывать. Самое главное – скорбь в душе наконец-то сменилась покоем. Как-то само собой пришло решение: уйти в монастырь, в монахини.

Казалось бы, ее жизнь должна резко измениться: от огней рампы – к полумраку кельи. Но… судьба. Вскоре произошла встреча со старцем, который приехал в монастырь по делам церкви. Он обратил внимание, что у одной из монахинь знакомое лицо. Поговорили. Он сказал: «Собирайся. Поедем в епархию. Поможешь по связям с общественностью.» Она чуть не заплакала: «Как же так, батюшка! Я ушла от мирской жизни, чтобы посвятить себя службе Богу! Я ушла от всякой общественной жизни!»

На что он ответил: «Человек предполагает, а Бог располагает. В этом теперь будет твое служение».

Выбрав дорогу, чтобы уйти от судьбы, мы именно там её и встречаем.

P.S. Несколько слов об эмиграции. В предыдущие несколько лет некоторые переезжают на новые места в поисках лучшей жизни. Это и беженцы с Востока в Европу, бизнесмены и артисты – из России в Америку, люди из деревень – в города. Но жизнь так удивительно устроена, что, бывает, «от перемены слагаемых – сумма не меняется.» Певцы продолжают петь, программисты – писать свои программы, бизнесмены – искать новые источники прибыли. Посмотрите реальные биографии – Вы всё увидите. Столько усилий, но стоило ли оно того? Если нет разницы, может лучше смириться и «плыть по течению»?

P.P.S. Мой знакомый прочитал вышеизложенное. Он сказал:

— Ты слишком часто используешь термин «судьба».

— А что ты предлагаешь? – спросил я.

— Следует подходить объективно, а не однобоко. Существует, например, такая точка зрения. Что это крест, что у всех он свой. И что его надо нести. Это цитата. Тоже вариант.

— А разве это не одно и то же?

20.07.2017

каждый из нас